ОБЩЕЛИТ.РУ - СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Из сафьянных портфелей... (сборник пародий)

Автор:
Автор оригинала:
Козьма Прутков
Жанр:
Из сафьянных портфелей
Козьмы и Фаддея Прутковых за нумерами и с печатною золоченною надписью "СБОРНИК НЕОКОНЧЕННОГО №..."

Из № 11:
Жучок и барменша
Попал жучок за ворот барменше иль дале;
Она поймать его велела вышибале.
Как начал тот под юбкой шарить...
- Ой, что ты? – "Ляг, хорош базарить!"
Ах, чтоб не замараться в этаком скандале,
Ищитесь сами, – н е д а в а й т е вышибале!

Ларчик
Если ларчик открывается
Легким способом, простым,
Всякий взломщик сомневается:
Не окажется ль пустым?

О противоречиях
В тепло одежду теплую одев, Архип
Осип.
Одев холодную одежду в холод, Осип же
Охрип!

Что посмеешь, то пожмешь
Как рыбки, розовой набитые икрой,
Плывут в округлые коленки икры.
Но выше... Бди! Одежд бесхитростный покрой
Манит в Бермуды, где опасны игры,
Где треугольник... Бди! От выстрела пупка
Дрожат, соскú развертывая, груди
И жарко требуют игривого щипка
И всех немыслимых пред гибелью прелюдий...

Родословие
Петр I, Петр II, Петр III;
Екатерина I, Екатерина II;
Александр I, Александр II, Александр III;
Николай I, Николай II...
Что же то за люди, маму их ...?
Досчитать не могут даже до пяти?

Гисторическая фацеция
Царь Николай о Николае Г.
Сказал: "Нос длинноват немножко", –
На что Н. Гоголь, промолчав: "Эге, –
Подумал сам, – а твой картошкой!"

Наши советы
Не в пику советам прочим
Скажу, – говори короче!


Захотелось директором стать?
В добрый час! Покомандуешь нами –
Хлеб сухой не придется жевать,
Будешь кушать его... со слезами!

Работник современного суда!
Учись принципиальности у Бога:
Так лишь хищенье райского плода
Наказывалось высылкою строго!


В начальство высшее не лезь.
Ходи вокруг да около:
Когда разит гроза с небес,
То – самого высокого!


Семь раз отмерь ты сам.
Но пусть отрежет – зам!


Чтоб обойти в чинах соседа,
Блюди закон велосипеда:
Вверху – тянись, чтоб увидали,
Внизу – дави на все педали!


Отличаешь их, поди?
Отлучать бы подлых надо:
Как младенцев – от груди,
Подхалимов так – от зада!


С самим собой игра-разлад:
– Все просадить? Совсем не драться?
Не дай вам Боже впасть в азарт –
Ва-банк в стремленьи отыграться!


Так в человека надо верить,
Так человека надо мерить:
Похерить мелкие просчеты.
Взяв не падения, а взлеты,
Суммировать, на самом деле,
Лишь те, которые – в постели!


Умей смеяться над собой!
Но – со стыдом не вразнобой,
Не подавая виду,
Что чувствуешь обиду!


Поев чернобыльской редиски,
Всегда закапывай очистки!


Думай на работе, индивид... –
Делать дело или делать вид?


Верно Юмору служить
Возраст не помеха.
Если хочешь дольше жить,
Помирай от смеха!

Из № 15:
Мысли естьественные
Как на цветы похожа лесть!
Приятно нюхать. Тошно есть!


Вначале, кто употребляет вина,
Становится похожим на Павлина:
Хвост распушит, забыв свои изъяны.
Вдруг обретает облик Обезьяны –
И ну заигрывать, ко всем цепляться!
Глядь! – начинает Льву уподобляться:
Силен и горд, затронуть – Боже упаси!
И, наконец, окажется Свиньей в грязи!


С нетерпеньем гостя ждешь,
Как озонный запах сада.
С удовольствием вдохнешь...
Но и выдохнуть бы надо!


Сведя концы с концами дуг,
В конце концов замкнешься в круг.


Юмор – теплый душ. Смеясь,
Ты под ним смываешь грязь.
А сатира – жаркий душ.
Извиваясь, будто уж,
И под ним ты смоешь грязь,
Но смеша д р у г и х и злясь.


Растут быстрей деревьев мусорные кучи –
Узнали... погубив на метлы лес дремучий!


Недостойных всех,
Ушедших в гроб и в дали,
Если не прощать, –
Другими б сами стали?


Возьмусь приметы открывать я:
Не ешь у зеркала – проешь все...
Не пей у зеркала – пропьешь все...
Не ставь зеркал перед кроватью!


Воспитывать – кому ума не доставало? –
Воспитывать нельзя, когда души в нас мало.


Падают белые снеги.
Не все равно им, кто овцы,
Кто пастухи: печенеги,
Русские, турки, литовцы?..
Кто под снегами простерт,
Кто не упал – один черт!


Жить ли в ногу с веком?
Быть ли человеком?
Да с какой же стати?
При такой зарплате?


"Братство, равенство, свобода..."
Рабство – равенство...
Лишь неравенство –
Свобода...

Из № 21:
Шуршавые, или тюремные, б-анальности
Демократия – норма нашей жизни; знай свою норму! Поистине великая мысль даровитого сына гениального отца! Но и в иных дошедших до нас аферизмах Фаддея Козьмича мы с изумлением видим, как означенный усваивал себе понятия своего века, постоянно его опережая, потому заметна борьба между старым и новым, на которую обращаем внимание читателя в особых приписках, сделанных, впрочем, не нами, а неизвестною рукою, вероятно, начальника учреждения, в котором сидел и творил в приступе дурной правды сей Прутков.

1
В мире не рождалось человека,
Из которого не вышло б зэка.1

2
Зэки – мухи
Без ксивухи!

3
Можно в шурше дробь на зайцев и бекасов
К знаменателю единому привесть?

4
Легавые, надев свои шинели,
Не забывайте, чтоб ЗэКа поели.

5
Ловить вне правового поля
Охота пуще ли неволи?

6
Пора за решку всю ту банду,
Что урезает нам баланду.

7
Один просвет в конфликтных зонах –
У миротворцев на погонах.

8
Чтобы судьба супермента везла,
В каждой хатенке он держит козла.

9
Взлет экономики, бывшей в упадке?
Скоро не хватит и мест для посадки.

10
При шмоне и допросе сгоряча
Не выдать бы тюремного врача.

11
Что после зэковской колонны
Поделают одеколоны?

12
Оттого блатные лысы,
Что прическу съели крысы.

13
Больше года давал указания –
Время, время давать показания.

14
Я завидую сорокам,
Что сидят с коротким сроком.

15
Пусть выпускают малых-старых,
Нам будет больше мест на нарах.

16
Кем много дано, с того спросится мало! –
Девиз лихоимца-профессионала.

17
Кто не брезгует зэковской задницей,
Тот шестерку считает племянницей.

18
Слабó тюремному попу
К марьянам ползать на пупу.

19
СПИД... Как-то иначе придется...
– Как раз он так передается...

20
Не беда, что ни хлеба, ни кваса,
Клоп найдет арестантское мясо.

21
Что от законов новых проку,
Когда они, как бантик сбоку?

22
Сидя, все вспоминал:
"Нал, безнал, криминал..."
Хорошо начинал.

23
Ах, кувыркалы! Быть беде!
Сидит начальник на биде.

24
- Полежать бы.
- Полижи.
- И соснуть бы.
- Пососи.

25
Тому удивляется даже Европа,
Какая у кума обширная шляпа.

26
Уху ели б – организм
Уважал бы онанизм.

27
Маруху на свиданке учит,
Что для нее лежачий лучше.

28
Озабочен весь барак:
Где, когда, кому и как?

29
Ковырялки с коблами, не на всех трусы.
Залетел мальчишечка из-за их красы.

30
- Плоховато? Хлопотливо?
- Блоховато. Клопотливо.

31
Не кипятись, начальник –
Чай, не чифир, не чайник!

32
Не терпит левая нога
Неправового сапога!

33
Жаль, не изжиты пережитки,
Что на расправу воры жидки.

34
Бугор хоть не прав,
Да скор до расправ.

35
Воровать любой здоров –
Жил в империи воров.

36
"Не забуду мать родную" –
Поражает ложью:
Поминаем с каждым словом
Не свою, а Божью!

37
Табачку бы с маком
Закурить со смаком.

38
Человеку с ружьем –
Человека с р ы ж ь е м!

39
Был и юмор, и сатира...
Был и юмор из сортира!

40
В тюрьме мыслительность не та.
Все, кроме шуток – суета.

Из № 31:
Хитрофизика

По закону Архимеда:
Возлюби жену соседа.


Закон сохранения веса:
На полмудреца два балбеса.

 
Правило винта:
Эта жизнь не та.


По закону Бойля-Мариотта:
Бить баклуши – больше не работа.


По закону Кулона:
Хватит каркать, ворона.


Закон Паскаля:
Живите, зубоскаля.


Теория относительности:
Закончив бал, относите гостей.


Поступай по закону Джоуля-Ленца:
Трещит голова – обмотай полотенцем.


Правило Кирхгофа:
Лучше рассол, а не кофе.


Закон Ома:
Не бди дома.

Граммофонная игла
Такие оды пела
Пока не отупела!


В банке
– А можно счет открыть? – "Ногами?
С пенальти? Головой?" – "Деньгами!"


Хамелеон –
Хам еле он?
Вы с ним мягкосердечны –
И хам он бесконечный.
Вы хама одолели –
Он обнулен до еле!

Из № 33:
Плоды недоумения
Эпоха новая настала,
А в рассужденье острых тем
Блажен, кто смыслит очень мало
И кто не думает совсем!


Слушал труженик пытливо,
Как пенял на жизнь лентяй:
"Почему живем тоскливо,
Абы как – шаляй-валяй,
Все кого-то догоняя?
Очень много, знать, лентяев!"
И скрывая грустный смех,
Думал труженик брезгливо:
"Он считает только тех,
Кто его еще ленивей!
"Очень много" для него...
Мне-то, мне-то каково?"


И свободой, и тюрьмой
Испытал Ты.
Может статься,
Испытать пришел сумой?
Боже мой, когда ж – богатством?


Извлечь бы из умственной бездны
Такой афоризм, что – ура!
Да лучшие мысли известны,
А все остальные – мура!

Последний карамболь (эпитафи-хи)
Не было. Был. Никогда не будет...
Был самым лучшим в целом свете.
Горюем все о нем не зря,
Не говоря уже о детях
И о жене не говоря.


Любил он славу, как совок рубли.
Со славой вместе их и погребли!


Ни одной за всю жизнь, даже Смерти –
Самой честной из женщин – не верьте!


Закрыв глаза мне, близкие в печали
О страшных ценах на гробы вскричали.
Узнав о разорении таком,
Я сам пришел на кладбище пешком!


Теперь ты веришь – воленс-ноленс,
Что я давно уже был болен?


Водку пили наши предки
И закусывали салом...
Описал поэт объедки.
Съел. Накрылся описалом!


Через много лет –
Митинг на могиле!
"Ах, поэт, какой поэт..."
Где вы раньше были?


Насколько прав он был иль лев,
Что головой о стенку бился
И в результате превратился
В правдивый левый барельеф?


Как жаль, что никому не видно,
Как мне, умелому, обидно
Лежать меж явных неумех,
(Пограмотней – меж неумёх):
Ведь если я не лучше всех,
То посвежей соседних трёх!


– Пропустите! Что за охранение?
– Лечь! Контрольное захоронение!


Говорит супруга мужу:
– Хоть в гробу душа мы в душу!
Раз уже – такое дело –
Жить при жизни тело в тело
Нам с тобой осточертело!


Сатирик. Умер, Гоголя
Ничуть не перегоголя.


Отдал поэзии все силы,
Но не хотелось, чтобы так
Вы говорили у могилы:
"Он был законченный... поэт"!


Здесь алкоголика гробница.
Сто лет он прожил... на троих.
Прохожий, что же ты затих?
Успеешь ли... остановиться?


Сквернословием злым оглашая окрестность,
Всë топочут и топчут опять и опять.
Мертвецу невозможно такое понять –
С каждым днем укрепляюсь в желанье воскреснуть!


Парадоксами любил
Поражать до гроба:
Горячительное пил –
Умер от озноба!


Вечная память... его каллиграфии:
Всем, кто вокруг, высекал эпитафии.


Любил борьбу полов,
И в песенки об этом
Представив уйму строф,
Преставился отпетым
Предстательным поэтом.


Я мог бы тайком, сколько хошь,
К тебе приходить из могилы.
Сама заявила: "Хорош... –
Совсем разложился, мой милый!"


Лежу с глубоким чувством умиротворения,
Что не от сахара я умер, от варения!


Талантов планета зарыла немало,
Ведущих, зароет и вас в том числе,
В котором всегда машинистов хватало,
Погибших в поездках... За жизнь на земле...


Как паровоз, дымил и дуба дал...
Его давно Минздрав предупреждал!


После дорожной круговерти,
Упав, прозрения не жди:
Судить о жизни и о смерти
Нельзя, когда все позади!


Потом они, конечно, поплясали:
Джаз-банду на поминки заказали!


Не всякую теорию приемлю,
Но эта философия по мне:
Нам, прежде чем уложат в землю,
Прописана прогулка по земле.


Жизнь отходила чинно
И отлетала птицей,
И пусть моей кончиной
Никто не огорчится!


Живут плоды его труда, хоть сам в могиле?
Пожалуй, что они его о п е р е д и л и!


Эпитафи-хи – не панегирик...
Заслужил услужливый сатирик:
"Столько лет он жил со всеми в мире,
Что ни дня не жить... его сатире!"


Был до последнего момента
Самокритичным не вполне.
Не водружайте монумента –
Шутите в память обо мне!





Читатели (169) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи