ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Страшный сон магистра Степанцова. (Кафе "Похоть Коломбины")

Автор:
Автор оригинала:
Максим Бланк
Жанр:
Кафе "Похоть Коломбины"

В ночном кафе развратно и попсова
Звучит романс вишневых прядей шаль
И жрица возле чресел Степанцова
Терзает необузданный рояль

И свет в ночи якшаемой надежды
Маячит между ножками столов
И мыслями мне кажет без одежды
Ваш гордый стан высоколобых слов

Стоите вы в углу, в лучах улыбки
Рыдающею дамою лихой
Колышут вашу юбку трели скрипки
Своею заковыристой игрой

Глаза ваши исполнены напасти
Что бросив всё, покинет вас печаль
И в пьяном необузданном участье
Я тихо завалю вас за рояль

И музыка замечется игриво
Под колыханье резвости сосцов
И посетит вас снова злая лира
Чью мысль озвучит бегло Степанцов





Читатели (325) Добавить отзыв
желал бы глянуть как, в конце концов,
обильно срал на это Вадик Степанцов.
поэтом он назвался сгоряча,
а Бланк и вовсе лишь дедуля Ильича.
:)
10/11/2008 16:26
Я с Вадиком сам разберусь, по-родственному
10/11/2008 16:43
жалею вас убогих я обычно.
однако, аноним, твои стишки --
продукт по всем статьям, увы, вторичный...
а впрочем, что возьмёшь с прямой кишки?
11/11/2008 02:32
От Архип
Степанцов не выдержал бы эту сцену
и озвучил её матом!
07/11/2008 18:03
Это длинная история, но ответ не содержит фальклора.
Жека Лесин, обещался про Вадика написать , но что-то тормознул... Помоему слАва, слАва! Вот ваш скромный слуга первый про "Сон написал"
А вот Вадиков стих полностью:

Я встретил Вас на побережьи Ниццы.
Отметив мельком дивные черты,
я Вам сказал: «Позвольте обратиться?..» —
и моментально перешёл на «ты».

И, ослеплённый страстью павиана
при виде выпирающих сосцов,
я возопил: «Отдайся, Донна Анна!
Ведь я же есмь тот самый Степанцов!»

Потом ты бесконечно раздевалась
и путалась в своём дезабелье.
Потом ты бесконечно отдавалась:
в постели, в гроте, в парке, в полынье…

Когда, обезоруженный истомой,
я отдыхал от наших дивных игр,
ты вновь была чужой и незнакомой,
мурлыкая во сне как сытый тигр —

и кошечкою ластилась под утро,
и затевала сызнова тандем…
Зачем так безрассчётно, так немудро
предался сладострастью я? Зачем?

Летели годы, скачка продолжалась.
Я опустился и ушёл в запой.
И мой кумир — обвислый и лежалый —
ты попирала мраморной стопой.

Плыл вечер — весь в фиалках и в лаванде.
Волшебник соловей ноктюрны пел.
Ты развлекалась с кем-то на веранде —
а я скрипел зубами и терпел.

Я знал, что тот араб прилично платит,
а навещает только иногда,
но так себе сказал: довольно, хватит,
ни капли, ни за что и никогда!

Когда, обезображенный запоем,
я губ твоих искал, мой нежный вамп, —
мы очутились вдруг пред аналоем.
И в паспорте стоял какой-то штамп.

Потом, не потрудившись извиниться,
ты вновь ушла с арабом в казино…
«Ну что ж, — подумал я, — прописка в Ницце
приличней, чем российское говно…»

Но тут же в краснокожей паспортине
я слово Усть-Урюпинск прочитал.
Послал проклятье бешеной скотине
и, бездыханный, замертво упал.

P.S.
Любимая, в Урюпинске морозы
и ветер переходит в ураган.
А как там в Ницце? Так ли пахнут розы?
Струит ли свои струи наш фонтан?

Ращу близняшек: чёрненький всё зябнет,
а косоглазый жрёт карандаши…
Прости — опять орут. По горло занят.
Пора стирать. Любимая, пиши!




Вот Виктора Куллэ стих "Мужья":

Когда Лулу меня забавой изнурила,
вослед за первым солнечным лучом
сомнительной приятности горилла
открыла двери собственным ключом.

— Мой цуцик, я к тебе вернулся из-под Тулы.
Россия — грязный хлев для честных буржуа.
Мужчины там грубы, а женщины сутулы,
и дети по утрам кричат «уа-уа».
Единственное, что там образцово
(причём окрест на десять тысяч лье) —
это кумирня некто Степанцова.
Мне кажется, он местный шансонье,
хотя, возможно, попросту подонок…
Повремени, я лишь сниму пальто,
чтобы прижать тебя к груди, бельчонок.
Соскучилась? А это ещё кто?!

Я потянулся с грацией пантеры
и, сонно запахнув его халат,
изрек:

— Уйдите, пасынок Венеры.
Законный сын ея вступил в ваш сад!
Я — Степанцов (ты понял, образина?) —
известнейший в Московии поэт!..

Помаргивая, мерзкая скотина
рыгнула изумлённо:

— Что за бред?

— Мосье, пойдите прочь: в фойе полно шезлонгов.
Вы — грязная свинья, но я не в силах встать…

Ревнивый муж взревел, как тысяча подонков,
и просился меня по морде отхлестать.
Меня? Питомца Муз? Любимца Купидона?
Метателя его священный стрел?
…Я дососал пузырь «Наполеона» —
и тотчас по башке его огрел.

Но череп был невероятно прочен.
Кулак напоминал собой металл.
Затем, спокоен и сосредоточен,
я лестницу собой пересчитал.
Затем, преобразившись в динозавра,
он на костях моих исполнил твист…
Зачем Лулу мне сразу не сказала,
что муж её — любитель-кунгфуист?!

Теперь валяюсь в Доме Инвалидов.
Общаюсь с некрасивыми людьми
и опрометчивых не строю видов:
Лулу нежна, но мне милей Мими.
Пускай она не копия Венеры
и не близняшка персиянских дев —
зато не преступает чувства меры.
…А муженёк играет только в преф.
07/11/2008 18:44
<< < 1 > >>
 
Современная литература - стихи