ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

ЧАСТЬ II

Автор:
Автор оригинала:
ПРОДОЛЖЕНИЕ. ДОКУМЕНТЫ
Жанр:
ЧАСТЬ II

ПИСЬМА, ФОТОДОКУМЕНТЫ, ВОСПОМИНАНИЯ
ВОСПОМИНАНИЯ И. В. СУВОРОВ
(Бой за Тацинскую)


Ночью 28 декабря 1942 года, при прорыве кольца окружения противника, экипаж механика-водителя Яковенко С. А., во взаимодействии с десантом автоматчиков, подавили две противотанковые пушки, две автомашины и уничтожили (…) гитлеровцев.
29 декабря 1942 года танк Яковенко был придан первой танковой роте второго т. б. (танкового батальона), 54-й т. бр. (танковой бригады − автор), причём, в 4 часа утра 30 декабря в хуторе «Красный партизан» (около Спиртзавода) находился штаб румынского гарнизона.
Я – комиссар 1-й роты 2-й т. б., на танке Яковенко, во взаимодействии с группой разведчиков, которую возглавлял Хомич Анатолий Митрофанович (г. Киев 87, Бульвар Ленина, д.32,кв.21), выполнял боевую задачу непосредственно к-ра (командира − автор.) 54 т. бр. товарища Полякова. Танк Т-34 – Яковенко, под покровом темноты на высокой скорости подъехал к штабу. С нами был пленный офицер связи румынского штаба. Он сообщил часовому, что штаб окружён танками, сопротивление бесполезно. При добровольной сдаче советский офицер гарантирует жизнь. Штабные румынские офицеры сдали оружие без сопротивления и Хомич повёл их к командиру бригады Полякову, а танк Яковенко с частью разведгруппы, а вместе с ними и румынский офицер связи, помчались догонять румынскую колонну, уходившую в сторону х. Михайловский. Офицер связи кричал румынам: «Сдавайтесь, русские гарантируют жизнь, мы окружены и сопротивление бесполезно».
Справа по косогору мотострелковый батальон Будрина вёл огонь по голове колонны, где были немцы, переправившись через речку, они отчаянно сопротивлялись. Румыны разбежались по дворам, и потом сдались.
1-го и 2-го января 1943 года разгорелись бои на окраине хутора Маслов, где наш танк мех. вод. Яковенко, я (меня) – Суворов(а) И. В., в качестве командира танка, выполняли задачу по ликвидации гарнизона немцев, при этом на глазах нашего командира 2 т.б. Стрелкова Сергея Фёдоровича (г. Серпухов, Московская область, посёлок Пролетарский, ул. Школьная кВ. 36)… (мысль не закончена).
Зайдя немцам в тыл, мы уничтожили прислугу дальнобойного орудия, а само орудие по предложению и непосредственному участию Яковенко обезвредили: взяли к себе на танк два автомата противника и снайперскую винтовку. Уничтожили дзот и несколько приметных точек противника.
Особенно напряжённое положение создалось ночью 1 января ё943 года. В разгар атаки п-ка был ранен заряжающий нашего экипажа Крохмаль. Пока ему делали перевязку, Яковенко из курсового пулемёта, разворачивая танк то вправо, то влево, косил противника.
Но вот термитный снаряд пробивает мотор (нашего) танка. Танк теряет манёвренность. Второй термитный снаряд прожигает башню танка.
Кончилось горючее, боеприпасы. В башне только пустые гильзы от снарядов и поротные (выделяемые на роту) пулемётные диски – горсть и взрываться нечему.
И вот у Яковенко рождается замечательная мысль: «Танк не горит, это очень хорошо, но кругом немцы и нас могут взорвать. Нужно сделать так, как будто танк загорается, дымит. Тогда немцы не осмелятся подойти к танку близко».
Собрав под ногами концы(ветошь) и грязный, промасленный комбинезон, Яковенко скрутил это всё в жгут проволокой и привязал к ручке башенного люка. Чуть приоткрыв люк, зажёг концы и из танка повалил дым.
Связь с командиром нашей роты я поддерживал на волне 80, но связь была потеряна из-за того, что снаряд попал в рацию. Тогда я вышел на связь с комбатом Стрелковым С. Ф. на волне 120. Я сообщил, что впереди и справа (от) нас накапливается противник.
«Вижу (ответ комбата), но вам помочь не можем».
Я хорошо видел, как три танка из нашей роты маневрировали, но огонь вели только из пулемётов, и то – короткими очередями (снаряды кончились – прим. И. Суворова).
Когда немцы накопились и пошли в атаку, заиграли наши эРэСКи. Снаряды ложились в самую гущу немцев. Впечатление было таково, как будто на землю падали лягушки, а из них во все стороны распрыгивались горящие лягушата. И всё горело…

На этом записи обрываются. (Перепечатано с копии, написанной рукой
И.Суворова)

Из воспоминаний командира 1-го взвода тяжёлых танков Вишнякова И. А. в письме Суворову И. В. (копии документов неполные)..
2-й танк:
1. Вишняков Иван Афанасьевич – командир 1-го взвода тяжёлых танков.
2. Муковоз М. Н. – механик-водитель танка.
3. Чернышов А. А. – командир орудия.
4. Пушкин – заряжающий.
5. Грубиян Н. В. – автоматчик.

1-й танк:
1. Суворов Иван Васильевич – командир роты тяжёлых танков.
2. Бомбин А. Т. – механик-водитель танка.
3……………………
4……………………

3-й танк:
1. Павлов В. И. – командир танка.
2. Востряков А. М. – механик-водитель.
3. Сивохин Ф. Е. – командир орудия.
4…………………


Распечатка записей:
12 января 1945 года переправились через реку Висла на Пулавский плацдарм и заняли исходные позиции. В ночь на 14 января командир роты Суворов И. В. в землянке поставил задачу перед командирами взводов – к исходу дня 14 января прорвать оборону, развернуть наступление в направлении на город Радом и овладеть им (Радом −город в центральной Польше – прим. автора).
Развивая наступление на города Радом, Лодзь, Томашув (Томашов в русской транскрипции – прим. автора), Калиш и другие, мой 2-й танковый взвод прорвался к лагерю военнопленных. Мой танк остановился против ворот лагеря (Освенцим, – прим. автора) и узники его открыли ворота с помощью танкистов, и бросились в объятия с ними. Один из танкистов встретил здесь своего брата. Это была трогательная встреча.
Мой взвод наступал в соприкосновении с частями 1-го Украинского фронта. Рядом с нами наступали подразделения 1-й Польской армии и кавалерийский корпус Красной Армии. В этой операции активное участие принимали: командир танка Павлов В. И. , механики-водители Муковоз М. Н., Востряков А. М., командир орудия Чернышов А. А. и Сивохин Ф. Е.


Письмо И. В. Суворова другу (неизвестному однополчанину от И. В. Суворова, найденное в его архиве).

Дорогой, Вовомед Михайлович!
Всегда готов ответить на все интересующие Вас вопросы. Гв. (гвардии) старш(ина) Яковенко Сергей Архипович − механик-водитель Т34 1 т.р. (первого танкового батальона), 4-ой т. (танковой) бр. (бригады), 2-й гв.(гвардейской) т.т.к.(…), проживает в г. Минводы, ул. Горская 4. Год рождения 1917, член КПСС с 1946 г., участвовал в ВОВ с августа 1941 по сентябрь 1943 г. Ранен 21. 09. 43 г. под Смоленском, инвалид II группы. По инвалидности демобилизован. Работал с 1945 по 1962 год в отделе ж. д. (железной дороги) проводником.
В 1973 году приобрёл специальность машиниста котельных установок, после чего сезонно в отопительный период работает оператором (последнее слово зачёркнуто).
В 1970 году я встретился с гв. старшиной механиком-водителем Т-34 Цимбалюком Борисом Порфирьевичем. Он из моей роты. Командиром роты был.
Гв. ст. лейтенант Марин Владимир, командир 2-й т.б. (танковой бригады) и капитан стрелков Сергей Фёдорович, комиссар Моисеенко Дмитрий Николаевич, командир нашей 54, ныне 25 гв. бригады был Поляков.
С Яковенко я воевал только после выхода их Тацинки, т. е. с 28. 12. 42. по 14. 01. 43г., когда его из 4 т. б. (танковой бригады) передали в нашу 54-ю.
В нашей роте осталось 4 танка. Что они остались – заслуга ст. лейтенанта Марина, помпотеха Свистунова Алекс…(неразборчиво) и парторга Ковальского. На партсобрании, которое состоялось 26. 12. 42г. на аэродроме (день сравнительного затишья (пояснение И. В. Суворова), Марин доложил обстановку и приказал: «Используя капониры, их брустверы, закопать танки так, чтобы из-за бруствера было видно только часть башни, и пушка могла разворачиваться в радиусе своего сектора обстрела. Недалеко от водокачки, в трёх капонирах, с помощью молодёжи жителей Тацинцев и экипажей мотопехоты в мёрзлую землю были вкопаны 3 танка. Четвёртый танк командир полка Кудрявцев Влади(…) Сергеевич, механик-водитель Цымбалюк Борис Порфирьевич (слил горючее − пояснение И. В. Суворова) и его задача состояла в том, чтобы осуществлять манёвр и появляться там, где особо сильно разгорался бой.
Рядом с ним ( на пустыре − прим. И. Суворова) располагалась противотанковая пушка и они взаимодействовали.
В капонирах стояли самолёты, и танки вкопаны были под крылом самолёта, что демаскировало с воздуха.
В 2 ч. ночи, только что закопали танки, противник перешёл в атаку, вся молодёжь, что помогала закапывать танки, вместе с нами участвовала в отражении этой атаки. Решающую роль сыграло трофейное оружие. Особенно гранаты лимонки и пулемёты, снятые с самолётов мотопехотой. Бой длился до утра, всё предполье было покрыто трупами противника. Днём 27. 12. (1942) противник не осмелился возобновить атаку и мы начали готовить солярку: разогревали авиационное масло и вливали в него 25% авиационного бензина. Все − бак и резервные ёмкости были заполнены соляркой, танки приобрели подвижность и выводили самолёты из строя путём удара бронёй танка в хвостовое оперение.


КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ И. В. СУВОРОВА


Распечатка записей:
Я, Суворов Иван Васильевич, выходец из простой крестьянской семьи родился 02. 05. 1912 года, в селе Дубовка Золотовского района Саратовской области. В 1936 году закончил с/х техникум по специальности агроном-плодоовощевод.
С 1936 г. работал в городе Орджоникидзе и учился в с/х институте.
В 1937 г. был призван в армию, отслужил срочную, в звании мл. политрука. Демобилизовавшись в 1940 г., работал агрономом в колхозе им. «Октябрьской революции» в Ессентуках (в станице Ессентукской, Предгорного района – прим. автора).
С начала войны – политрук 54 танковой бригады, а с 09. 1942 по 08. 1943 г. командир роты 54-й гв.(гвардейской) танковой бригады средних танков Донского фронта.
Участвовал в Тацинском рейде, награжден орденом «Отечественной войны» (I степени − прим. автора) участник сражения под Прохоровкой – ранен, награждён орденом «Красной звезды».
С 09. 43.по 07. 44 – на переподготовке в танковом училище г. Челябинска (лечение – пояснение И. Суворова).
С 07.44. – комиссар роты тяжёлых танков, участник освобождения Западной Белоруссии и Литвы, штурме Берлина и награждён высшим орденом «Александра Невского»*.
Умело действуя при форсировании р. Шпрее в Берлине, я ночью без потерь провёл свою роту танков через танковые заграждения по мосту, указывая фонариком направление движения танкам, которые с потушенными огнями двигались в полной темноте.
Тяжело был ранен при взрыве фаустпатрона при сдаче в плен немецких солдат.
До 1946 г. находился на лечении в госпитале г. Кисловодска, получил инвалидность.
После выписки из госпиталя в 1946 г. работал председателем колхоза, бригадиром, агрономом. Неоднократно избирался депутатом Ессентукского горсовета, Предгорного сельсовета. Вёл общественную работу, был внештатным сотрудником газеты «Искра» Предгорного района.
В1972 г. писатель Николай Иванович Масленников, бывший узник к/л (концентрационного лагеря) Освенцим, проживавший в Пятигорске, через военный архив г. Подольска, отыскал танкистов, освобождавших заключённых ( этого) лагеря. Он нашёл пять человек, в том числе и меня, Суворова И. В., командира роты танков. (Я) помог ему собрать участников этого боя (освободивших узников Освенцима), в том числе – Вишнякова И. А. и всех, кого помню и указал в списке №1. Затем (я) организовал на пятигорском телевидении встречу нескольких участников Тацинского рейда, внёсших огромный вклад в разгром армии Паулюса. (в скобках добавления автора).
В настоящее время проживаю в г. Ессентуки, ул. Пятигорская164, кВ 5.
Мои однополчане проживают: Цымбалюк Борис Порфирьевич − ул. Панагирюште…
Белкин Борис Васильевич, ст. Ессентукская, ул. Яблоневая 187, Яковенко Сергей Александрович, Минводы, ул. Горная 4,
Вишняков Иван Афанасьевич…, Калюжный Виктор Карлович…, Шугаев Яков Васильевич…, … Георгий Михайлович… (троеточие – данные отсутствуют, материалы предоставлены после смерти Ивана Васильевича его сыном Борисом Ивановичем).

* кроме упомянутых орденов, И. Суворов награждён медалями «За оборону Сталинграда», «За взятие Берлина», «За победу над Германией» и многими другими. В мирное время неоднократно награждался грамотами и медалями. Участвовал в ВДНХ.


Стихи Ивана Суворова

Немного о себе: Сам я волжанин,
но с 1930 года на Кавказе.
С фронтовых дорог Германии −
на Родину, на Волгу.

* * *
Когда Волга разольётся
Трудно Волгу переплыть,
Кто рождён и рос на Волге,
Тому Волги не забыть!

Милый край, край чудес, величавый Кавказ,Кто лишь раз на Кавказе побудет,
Кто взойдёт на Эльбрус,
Кто посмотрит Домбай,
Тот уж век про Кавказ не забудет!

Это я к тому говорю, что, где бы мы, россияне, не были, но Россия для нас лучше всех. Широки её просторы, велики её богатства. Великодушны по своему характеру люди, трудолюбивы, талантливы. Самые миролюбивые и самые сильные.
Вы, наше молодое поколение, преумножайте славу нашей Родины, будьте жизнелюбами, обогащайтесь знаниями и продолжайте строить жизнь и взаимоотношения между людьми самые справедливые и самые красивые на земле.
Через книги разговаривайте с Горьким, Пушкиным, Толстым, Ломоносовым, Менделеевым, Павловым… Учитесь и живите по Ленину.

Хочется добавить к словам Ивана Васильевича, а ведь он лирик в душе. Н. Ф. Селиванова, первый руководитель Ессентукского творческого объединения «Синегорье», в своей книге «Всё помнят люди», писала немного о нём и его жене Марии Ивановне, приводя архивные данные из краеведческого музея. Она писала о треугольных весточках, «которые были такими желанными». Далее она пишет: «Мария Ивановна Суворова получала письма от мужа иногда в стихах. Он писал:

Ты просишь писать тебе часто и много,
Но редки и коротки письма мои.
К тебе от меня не простая дорога,
И много писать мне мешают бои.

Враги недалёко. И в сумке походной
Я начатых писем с десяток ношу.
Не хмурься – я выберу часик свободный,
Настроюсь, и сразу их все допишу.

Далее Н. Ф. Селиванова вкратце пишет о биографии И. Суворова, приводит источники, в которых написано о Тацинском рейде. Кроме упомянутых выше документов, говорится и о книге Н. И. Масленникова «Смерть победившие», в которой подтверждается эпизод встречи двух братьев, происшедшей во время освобождения Освенцима ротой танкистов политрука Суворова. Н. Ф. Селиванова публикует письмо, датированное 12 сентября 1944 года в коллаже с фотографией и печатями на тыльной стороне «треугольника». В конце приводит эмоциональное обращение к молодым из записной книжки Суворова: «Помните! Только четыре миллиона в Освенциме. 27 миллионов в России. 50 миллионов во всём мире самых красивых, сильных, желанных, любимых парней, девчат, детей, матерей загубил фашизм, развязав вторую мировую войну. Нет! Этого забывать нельзя. Об этом ста поколениям помнить надо! Помнить, не для того, чтобы мстить. Нет! Сто раз нет! Помнить, чтобы войне не быть, помнить, чтобы дружить, любить, любимыми быть. Любить солнце! Небо! Любить звёзды эти! Любить мир! Любить живущих на земле!»
Чувствуется трепетное сердце Ивана Васильевича Суворова, его тянуло к возвышенному слогу!
Всё это так, единственное сомнение вызывает утверждение Н. Селивановой по части авторства стихотворения, приведённого из письма. Иван Васильевич любил поэзию и мог привести чьи-то строки, забыв сослаться на автора. Он не претендовал на роль поэта, иногда «баловался» рифмованными строчками, но в приведённых стихах ощущается уровень зрелого поэта. Он же, приведя строки, созвучные его сердцу, мог и не знать автора стихов. На фронте переписывали полюбившиеся строки, порой не спрашивая, кому они принадлежат. А вот в приведённом ниже стихотворении «Фронтовые реликвии», точно зная имя автора, он написал вначале стихотворения и в конце: Адиз Кусаев.


ФРОНТОВЫЕ РЕЛИКВИИ
Адиз Кусаев

Фронтовые реликвии –
Фотографии старые,
Словно летопись лет,
Я беру снова в руки…
Вы навеки остались
Молодыми и статными,
Боевые товарищи,
Боевые подруги!

Фронтовые реликвии –
Полевые планшеты,
Что прострелены пулями,
Что пробиты осколками…
Карты, карты, а в них
Путь спасенья планеты.
Они бережно сложены,
Хоть помяты и скомканы…

Фронтовые реликвии –
Полинявшая роба,
С болью в ней отступали,
Но дошли до Победы,

В ней вернулись домой,
Прошагав пол-Европы,
Знали радости встреч,
Знали боли и беды…

Фронтовые реликвии,
Они дороги – старые,
Будто память-пароль,
Словно дружбы порука!
Вы навеки остались
Молодыми и старыми,

Боевые товарищи,
Боевые подруги!
Моя высшая совесть,
Жизни личная повесть!


А здесь уже чувствуется рука И. В. Суворова:

Я МОГУ ДЕЛАТЬ САМ!
стихи И. В. Суворова

Сам разденусь, сам разуюсь,
В шкаф одежду положу,
Сам оденусь, сам обуюсь,
Не насорю, не наслежу.
Зашнурую я ботинки,
Шнурки на бантик завяжу,
Если Таня шнурить не может,
я помогу и покажу.
Сам я чай пью, кашу ем,
убираю чашки, ложки.
Когда ем я – глух и нем,
не теряю на пол крошки.

* * *
Ходим с Юрой мы кататься на крутую гору нашу,
Но никогда не забываем покатать Наташу.
Когда песни петь мы будем, мы с Юрой будем подпевать,
Потому что голос слабый, надо с детства развивать.

ДАЛЕЕ - Снимки, материалы, предоставленные Ессентукским краеведческим музеем.

Письмо Б. И. Суворову, сыну Ивана Васильевича от И. Т. Москвина, однополчанина отца ( в скобках − авторская правка или пропуск повторов).

Борис Иванович, здравствуй.
Это письмо тебе пишет Москвин Иван Тимофеевич, бывший комсорг 36-го гвардейского танкового полка, где твой отец был командир(ом) танковой роты.
Это был человек-душа и бесстрашный воин. Я его уважал очень за справедливость и человечность.
После войны мы встречались в Москве, где я и познакомился с Марией Ивановной, т.е. с женой Иван(а) Васильевича, твоей матерью.
У нас была налажена хорошая переписка. Это нам давало возможность знать жизнь каждого, а жизнь, как знаешь, нас не баловала. Война забрала у нас много здоровья.
Я, во время переписки, получал от твоих родителей много писем и фото(графий), за что был очень благодарен (им). Эти фотографии твоих родных, а моих хороших товарищей, я из них сделал копии и вложил в альбом однополчан, который храниться у меня как память(...)
Оригиналы я решил выслать тебе (… )* Из них есть незабываемые снимки. Они для тебя, семьи (…) будут как золотая память.(…)
(…) у меня остались копии, на них написаны личные пожелания от души твоими родителями…
Пока живу сам, жену похоронил 8 лет назад. Жизнь не очень хорошая, пенсию задерживают по 2-3 месяца, а это отражается на жизни стариков. А мне 9 мая 1998 года будет 76 лет.
Желаю вам, Суворовым, здоровья, благополучия, семейного уюта и счастья. Найдёшь нужным, пиши, буду рад.И. Т. Москвин, 13. 02. 1989 г.
* не разборчиво.


СЕМЬЯ СУВОРОВЫХ

Мария Ивановна, жена Ивана Васильевича, родилась в 1920 году в селе Соломенка Ставропольского края. За Ивана Суворова вышла замуж до войны. В 1941 году родился сын Валерий. Во время войны в оккупации, как жена офицера Красной Армии, пряталась от оккупантов в Ессентуках.
Получив тяжёлое ранение 30 апреля 1945 года в боях за взятие Берлина, и после эвакуации Ивана Васильевича в госпиталь Кисловодска, Мария Ивановна ухаживала за раненым мужем. После его выздоровления семья перебралась в город Ессентуки, здесь они жили долгие годы в счастливом браке, от которого в 1947 году родился Борис, а в 1949 году Юрий.
Мария Ивановна, окончила техникум советской торговли, затем заочно Ленинградский институт того же профиля. Продолжив учёбу, там же с отличием окончила Высшие курсы совторговли и сделала неплохой карьерный рост в своей профессии. В 1956 году она была назначена директором магазина «Детский мир» в Ессентуках, а с 1959 − заместителем директора ессентукского Курортпромторга.
По состоянию здоровья мужа была вынуждена перейти на менее хлопотную работу, возглавив магазин № 43, где работала до выхода на пенсию.
Марии Ивановны не стало в 1985 году, она пережила мужа всего на два года, так и не сумев смириться с дорогой потерей…
Достойных сыновей вырастили Суворовы. Валерий окончил музыкальное училище в Махачкале и работал преподавателем музыки. Скончался 2012 году, оставив двух дочерей и шестерых внуков.
Второй сын Борис окончил Новочеркасский политехнический институт, работал в краевом Управлении капитального строительства, затем был назначен заместителем начальника этого Управления, проработав на нём двадцать лет. Вышел на пенсию, будучи руководителем этой организации.
Борис Иванович с супругой Надеждой Александровной вырастили дочь и сына, которые подарили ему четверых внуков. Сын Вячеслав работает заместителем директора фирмы, выпускающей современные светильники, дочь Наталья – предприниматель.
Младший брат Бориса − Юрий закончил Новочеркасский пищевой техникум и работал монтажником в СМНУ Югавтоматика в Ессентуках, но рано ушёл из жизни из-за болезни.
Борис Иванович, будучи человеком неравнодушным, стал идейным вдохновителем этой книги, решив увековечить память о родителях. Любит он читать историческую, художественную литературу, живо интересуется наследием отца, собирает документальные материалы о войне. Подобрал немало материалов о сражениях под Тацинской, о битве под Прохоровкой, о местах, где пролегал боевой путь его отца Ивана Васильевича. Искал и нашёл возможность донести эти сведения до широкого круга читателей (авторское дополнение).
Потому, наверно, Борис Иванович ощущал на себе некий груз ответственности, чтобы донести правду о своём отце Иване Васильевиче, свершившем немало подвигов во имя освобождения нашей Родины в годы тяжких испытаний на фронтах Великой Отечественной войны (авторское дополнение).

ОТ АВТОРА

Прошло уже два года - достаточно времени со дня выхода первого издания книги, чтобы составить мнение о её нужности и актуальности. Мизерный тираж в 100 экземпляров разошёлся, как утренняя прохлада, а сборничек спрашивают до сих пор, многие хотят прочитать его просто как ещё одну незабываемую страницу истории. Написанная книга о И. В. Суворове - рассказ лишь об одном из тысяч и миллионов солдат Великой Отечественной. Теперь в ней добавлена ещё одно повествование об отважном лётчике Г. П. Колонтаенко, а фактически это продолжение повести об одной большой и дружной семье.
Это не просто личностные отношения и не просто автобиографии. Они вмещают в себя войну, судьбы многих и многих людей той стальной, кровавой эпохи, переплетающихся боевыми узами, делами и подвигами. Поэтому слава Богу, что есть ещё такие люди, как Борис Иванович, помнящие, стремящиеся успеть донести удивительные истории о своих героических отцах, родственниках, которыми гордится он, как сын, будут гордиться его потомки, Родина… Это её гордость, её слава!
Предыдущее издание пользовалось немалым спросом в школах города, у старшего поколения наших граждан. Отчасти это потому, что подошла знаменательнейшая дата − 70-летие Великой Победы. Как в старые добрые времена сейчас пытаются всячески поднять градус общественного сознания и патриотизма в деле сохранения памяти о великом подвиге народа в Великой Отечественной войне. Не знаю, радоваться ли этому всплеску, зная, что в нашей стране чаще всего такие мероприятия делаются формально, на злобу дня. Стоит отгреметь салютам Победы, и всё тихо сойдёт на нет… Тем не менее, по моему глубокому убеждению, делать это надо, рассказывать, напоминать, чтобы помнили о том, какой ценой досталась нам победа не только последующие поколения, но и те, кто делает это порой для «галочки», чтобы не стать Иванами, не помнящими родства.
В 2012 году исполнилось 70 лет со дня победы в Сталинградской битве, одной из решающих сражений в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г., 7 июля 2013 года исполнилось 70 лет уникальной битве под Прохоровкой, стоящей по значению в одном ряду со Сталинградской.*
Солдат, выживших в Великой Отечественной войне, осталось очень мало. Они нарасхват в школах, особенно − в преддверии дат начала и конца войны. Чувствуя свой моральный долг, я написал эту книгу о фронтовиках по свидетельствам самих фронтовиков. В данном случае, документы предоставлены сыном фронтовика им написаны некоторые главы.
О Тацинском рейде известно немало, я не ставил себе задачу охватить всё, да это и невозможно. К сказанному должен заметить, что достоверность тех событий, переданных генерал-лейтенантом В. М. Бадановым и начальником штаба Южной группы войск Э. В. Порфирьевым** некоторые «специалисты»*** ставят под сомнение. По крайней мере, отдельные факты. Якобы, прорыва как такового и не было. Так, мол, «погуляли» по тылам немцев, навели «шороху», а потом всё это обросло легендами и преданиями. Так один анонимный автор, жонглируя данными архивов МО СССР, приводя факты, цифры этой операции, пишет о катастрофическом положении участников рейда. Но это только подтверждает, что «легенда» была кровавой, что понимали и сами участники, идя фактически в одну сторону, устремлённые даже ценой жизни, если потребуется – всех жизней выполнить поставленную задачу.
Позже какие-то легенды действительно появились, потому что операция сама по себе достойна легенд, сказаний и поэм. Участники похода, по рассказам И. В. Суворова, маскируясь, шли не одной колонной, а группами, двигались ночами. Это было военной хитростью, спланированной заранее. Противник не понимал, что за группы танков движутся там и тут, видимо, предполагая, что заблудились в степи остатки каких-то боевых формирований.
Отсюда и эффект: двигаясь разрозненно, участникам рейда удалось осуществить главную задачу – внезапно напасть и ликвидировать два аэродрома, уничтожить на станции Тацинской 300 тонн горючего, запчасти для пятидесяти самолётов и другое, отчего дальнейшее сопротивление 6-й армии Паулюса оказалось бессмысленным.
Спорить с невидимым оппонентом не благодарное дело, но нужно, потому что модно стало нынче «свергать кумиров». «Свергатели» ничем не рискуют, а сердца ветеранам ранят, ведь люди той эпохи привыкли верить печатному слову.
М. М. Баданов пишет, что, днём их нещадно бомбила авиация. Танки рассредоточивались, маневрировали. Что удивительно (об этом свидетельствует И. Суворов), не было ни одного прямого попадания бомб в танки, а осколки броне не страшны, из чего командованием рейда сделан вывод, что надо всё время двигаться, нельзя сбиваться даже в небольшие группы.
Смелые, грамотные действия участников рейда (а не беспомощные, как утверждает аноним), имели ясные цели и задачи, это помогало в тяжелейших условиях зимы, ведь в танках того времени не было даже обогревателей.
Группировка, успешно преодолев большое расстояние, вела к тому же боевые действия «не по правилам»: внезапно вламывались моторизованные роты 24-го танкового корпуса в населённые пункты, уничтожая врага к великой радости местного населения.
Ещё один факт, муссируемый до сих пор в различных источниках: почему Баданов не выполнил до конца приказ: «Стоять насмерть!» По свидетельствам самого генерал-майора, он понимал, что вызовет гнев руководства, тем не менее, в последний момент дал приказ на отход, сохранив этим не только жизнь своим подчинённым, но и реноме высшего руководства. Иначе у противника оказался бы козырь, что, потеряв так много техники и людей, он всё же уничтожил советский десант.
Победителей не судят, но в данном случае поступок Баданова за самоуправство негласно осудило высшее руководство. Аноним тоже осуждает Баданова за «невыполненный» приказ…
Тем не менее, ему было присвоено очередное воинское звание генерал-лейтенанта. Он первым в Советской Армии был награжден орденом Суворова II степени.
Капитану Нечаеву было присвоено звание Героя Советского Союза посмертно. Орденом Ленина были награждены командир 130-й танковой бригады подполковник Нестеров, командир батальона 4-й гвардейской бригады майор Бибиков, орденом Красного Знамени были награждены: начальник штаба корпуса полковник Бурдейный и командир мотострелкового батальона майор Будрин и другие. Все участники рейда получили медаль «За оборону Сталинграда».**** Много это или мало, судить не нам.
Но с одним утверждением анонима всё же соглашусь: «Бала (так в интернетном тексте, очевидно – «Была») сформирована группа добровольцев (300 человек), которые должны были отвлечь немцев, но все погибли». Впоследствии ни один из них даже посмертно не был награжден. Это скорее минус руководству, а не павшим героям. Мы знаем, что советское командование кидало и не такие «пучки соломы» в костёр Великой Отечественной войны.
В записках И. В. Суворова есть факт, косвенно подтверждающий значение этого рейда. В них говорится, что после выхода в свет книги В. М. Баданова «Тацинский рейд», часть его экземпляров была подарена оставшимся в живых участникам рейда. И на протяжении ряда лет однополчане собирались в Москве во дворе школы №1, где установлен памятник танкистам 24-го танкового корпуса. Ветераны при встрече общались со своим боевым командиром, вспоминали пройденные нелёгкие фронтовые пути.
Разве можно оставшихся в живых героев-тацинцев заподозрить в коллективном сговоре? Привыкшие к суровой военной правде, какой бы она ни была, они ни за что не согласились бы на искажением событий. Они читали его книгу, но никому и в голову не пришло возразить или оспорить факты из книги, а значит, так всё и было!
О многих фронтовиках я писал, но как нет двух похожих людских судеб, так нет и двух одинаковых решений освещения событий, потрясших человечество семьдесят лет назад. Люди вершили тогда судьбы мира, судьбы потомков и просто защищали землю от беды.
Предвидя возможный вопрос о цели написания книги «Тацинское побоище. комиссар Суворов», хочу сразу ответить. У меня задача проста: пусть это станет ещё одной страничкой истории о рядовых пахарях войны. Хотел я также обратить внимание на связь прошлого, настоящего и будущего русского воинства, включающие в себя замечательные подвиги, стоящие, к примеру, по дерзости в одном ряду с походом Суворова через Альпы.
Во времена побоища на Чудском озере, благодаря смекалке русских людей, была одержана очень важная победа над тевтонами. В Тацинском рейде, как и во многих битвах Великой Отечественной войны, смекалка, неординарный подход, предрешили исход битвы. Отсюда и первый заголовок − «Тацинское побоище».
Я не придумывал концепцию изложения, манеру написания. Всё сложилось само собой. К тому же фамилия Суворов, как говорится, обязывает, а это накладывает некий груз ответственности за своё творение. Внимательно всматриваясь в героя: соответствуют ли его деяния своей фамилии, могу сказать на этот счёт однозначно: соответствуют. Хотя нельзя буквально бросать на весы заслуги одних и деяния других, но можно сказать, что в них есть что-то общее: та же русская беззаветность, невероятная самоотдача во имя Родины, жертвенность ради жизни своих близких, которых они защищали.
Иван Васильевич первый из ессентучан был награждён редким орденом «Александр Невский». Далёкий предок, в честь которого была названа эта награда, в своё время заставил врагов уважать наше воинство, предков, заложивших традиции русских побед.
В предоставленных материалах много документов, фотографий, писем, воспоминаний, расшифровки почерков - уникальных свидетельств истории и личных воспоминаний фронтовиков.
Сейчас даже на периферии в некоторых школах, к нашему стыду, можно услышать от старшеклассников, что Вторую мировую войну, а значит - Великую Отечественную, выиграли американцы, а Советский Союз им помогал… Живые фронтовики, последние ветераны и их послевоенные дети, все честные люди России не должны мириться с такой «интерпретацией». Надо понуждать к истине фальсификаторов, делающих медвежьи услуги своей стране. Власть же слишком инертна, порой, преступно халатна, играя в демократию, позволяет ушлым дельцам перекраивать всё то, что связано с Советской властью, – замалчивать одно и выпячивать другое.
Прошлое неотделимо от настоящего и потому о современной жизни также хотелось бы высказать некоторые вещи с позиции ветеранов.
Теперь многие пишут о прошлом, лопатят историю, подвергая всё сомнению, это нужно делать, но весьма осторожно. «Большое видится на расстоянии», как сказал С. Есенин. Несомненно, позже дадут оценку и нашему времени, но сейчас явно просматриваются тенденции ревизии прошлого. Раньше была коммунистическая идеология, а теперь коньюктурная.
Вот мы, рядовые граждане своей России, должны ли молча взирать на всё, что взбредёт в головы тех, кто узурпировал власть и насаждает новые порядки? Мы честно работаем при любой власти, растим детей, которых бросают как хворост в печи локальных войн, мы идём к урнам для голосования, в надежде обрести справедливого избранника народа, а получаем казнокрадов и мздоимцев.
По роду деятельности мне в Совете ветеранов города приходится общаться с фронтовиками, писать о них. Многие из них недовольны новыми порядками и сильно ностальгируют по советскому периоду. Кто-то скажет, что их время давно ушло, зря брюзжат по-стариковски. Да в наши времена было не так всё однозначно, но тогда были гарантированы учёба и трудоустройство, старости − лечение и заслуженный отдых. Квартплата и проезд были копеечные, бесплатные пионерлагеря, санатории, доступен массовый спорт и увлечения. Теперь многое мы потеряли, а главное, потеряли стабильность жизни.
Дай Бог здоровья нашим ветеранам, они сделали всё и даже больше для своей страны, только ей снова некогда в полной мере отдать людям прошлые долги. Возникает вопрос: почему в богатейшей стране мира такой большой процент бедных, беспризорных детей, почему горят приюты с инвалидами, катастрофически падает духовность общества? Почему в России нужно начинать каждый раз с нуля? Сознательно отдали страну на разграбление нуворишам.
Есть подозрение, что с уходом Поколения войны, постепенно сойдёт на нет и память о нём, потухнут, якобы «за невозможностью» оплачивать газ там и тут «Вечные огни», разрушат памятники вандалы, а восстанавливать потребовать будет некому. Но уже ставят памятники бендеровцам и прочим недобиткам. Смешивают святое и грешное, увековечивают прошлое общими памятниками «белым» и «красным». Теперь это ярко иллюстрировано в бывшей республике Советского Союза Украине.
Кому вручать святое наследство? Дети наши воспитываются другими ценностями. Мишура реклам кричит об изобилии, призывает к бездумной и красивой жизни, а дети не понимают обеспокоенности ветеранов. Теряется связь поколений, а без преемственности нет будущего. Молодое поколение просто не знает многого - так сейчас учат, потому его нельзя в чём-то обвинять. Для старшего же поколения это трагедия. Произошёл разлом поколений. Подобная обеспокоенность давно муссируется в обществе, причём, больше всего переживают люди думающие: педагоги, писатели, политики, аналитики, просто неравнодушные родители. Но у власти, видимо, свои представления о воспитании подрастающего поколения. Решают наверху с завидной уверенностью: быть ЕГЭ, а каковы последствия – временщикам плевать. Общая образованность и духовность падают, из самой читающей страны мы стали самой не читающей.
С пожилыми необходимо быть более внимательными. От непродуманных действий наверху часто возникает двойственное чувство – то гордости за Россию, то стыда… Нам не нужны потрясения. Но снова и снова появляется недоверие власть имущим: мы видим преступно лояльное отношение к так называемой элите и чинушам, что тащат миллиарды из госказны и практически не несут наказания. А простые граждане не чувствуют защищённости от произвола ни в обществе, ни на улице. Мы видим, как разбухает госаппарат и нас дурят дельцы от разных структур. Но это же наши соотечественники! Почему они становятся такими? Может, их так воспитывают? А кто их воспитывает? – мы же и воспитываем…
Вот такие «непричёсанные» мысли, с которыми нельзя маяться наедине, наверняка, многие об этом думают и прежде всего старшее поколение.

* Материалы представлены из свободного аккаунта «Википедия», энциклопедии «Великая Отечественная война 1941-1945».
**Генерал-майор Э. В. ПОРФИРЬЕВ. Начальник штаба Южной группы войск. "Военно-исторический журнал" 1987 год, № 11. Архив МО СССР, оп. 1987/12, л.123 − контент сайта Интернета. В книге использованы эпизоды рассказа В. М. Баданова из «Викпедии» «Непридуманные рассказы о войне».
http://www.tankfront.ru/ussr/in_action/tk24_reid_k_tatsinskoy.html
***stalingradrus.narod.ru›opera18.html копия – анонимный источник из Интернета. «Тацинский танковый рейд»: «…но эта книга так далека от реальности...»
**** Из материалов старшего научного сотрудника экспозиционного отдела ВГМП «Сталинградская битва» В.Н. Голубкина (Интернет-ресурс).

Некоторые снимки и материалы предоставлены Ессентукским краеведческим музеем им. Шпаковского.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕД.




Читатели (290) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи