ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

La nostalgie, или совсем давно когда-то …

Автор:
Жанр:
И так порой хочется всё изменить, изменить и исправить, и вернуться назад в прошлое, и продлить те прошедшие мгновенья, те мгновенья, когда мы были ещё молодыми, и подольше побыть там …


ПРО НЕРАЗДЕЛЕННУЮ ЛЮБОВЬ

Белый слог, совсем ранняя юность, посвящается девочке с четвертого этажа в доме напротив, правда теперь я и не вспомню, как ее зовут, да и про лицо тоже не очень вспомню, да и про иные части тела тоже смогу не очень, наверное …

Ты - девочка с четвёртого этажа,
Купающаяся в свете звёзд,
А я – словно маленький Муравей,
Ползущий по стебельку,
Увидев Каплю росы,
Влюбился в неё сразу, вдруг.
О, Капля любовь моя,
Прекрасная, как алмаз!
Я подарю тебе все цветы,
Я спою тебе песни все,
Я сложу тебе все стихи,
Я согрею тебя теплом.
И лапку к ней протянул …
Но Капля скользнула вниз,
Ей не нужно тепло Муравья.

Как же давно всё это было. И порой даже кажется, что этого не было никогда, или было, но как-то стёрлось из памяти. Или вернее не стёрлось, а напоминает такое же смутное состояние, как от давно прочитанной книги, или давно увиденного фильма, от которых остаётся только общее впечатление, а все подробности не ясны и не прорисовываются чёткие последовательности тех уже произошедших событий. Но понимание того, что это все-таки, правда и действительно когда-то происходило - остаётся. Кроме того, всё это случилось в моей жизни, но, находясь в теперешнем состоянии и возраста и души, в это становится трудно поверить, а всё произошедшее оценивается как будто со стороны и ощущается чужим, далёким и невозвратимым.

КАК БЫСТРО ПРОЛЕТЕЛО ВРЕМЯ ...

А вроде бы вчера читали сказки,
И не было тех сказок интересней и добрей,
Но в книгах жизненных отсутствуют раскраски,
И всё в реальности суровей и сложней.
А вроде бы вчера ходили в школу,
Шалили и не слушались учителей,
Но оказалась, что на выпускной уж бант давно приколот,
И педагог заводит в класс совсем других детей.
А вроде бы вчера закончились уроки,
И нам казалось, что мы стали всех умней,
И что в дальнейшей жизни будет меньше муки и мороки,
Но оказалось у судьбы полно своих идей.
И вот уже как будто капитаны,
И покорять готовы океан,
Но почему-то был разбит корабль о скалы,
И выброшен был не совсем на тот причал.
А вроде бы вчера мы бегали по лужам,
И эти лужи были глубже всех морей,
Но вот уже в окно стучится стужа,
И седина заметна всё сильней.
И вспомнилась вдруг сказка про разбитое корыто,
Про локоть присказка и как его достать,
И время пролетело как-то быстро,
И остаётся лишь грустить и вспоминать.
А вроде бы вчера читали сказки,
И не было тех сказок интересней и добрей,
Но оказалось у судьбы не так уж много и раскрасок,
И всё в реалии суровей и сложней.

И почему-то теперь, спустя много лет, вспоминая о тех событиях, мне кажется, что луна всегда светила в её окно, а небо всегда было ясное и на нём всегда сверкали звёзды. Они были такие большие, что даже невооружённым глазом можно было увидеть все созвездия, и самые близкие, и самые далёкие. И пристально всматриваясь в небо, я различал и большую медведицу и малую, и даже млечный путь и другие галактики тоже. А луна, почему-то тогда никогда не становилась месяцем и была такая правильно круглая и очень ярко жёлтая, точнее даже не жёлтая, а оранжевая, словно Мараканский апельсин. Почему Мараканский? Да потому, что тогда, в детстве, в той уже ушедшей стране, простой Советский обыватель мог купить только такие апельсины. Может быть, где-то и продавались другие, но мы об этом не знали и не видели их. И я до сих пор помню, наклеенную на них ромбическую этикетку с таким очень далёким и загадочным словом «Moroc», которое ассоциировалось с солнцем, пальмами, морским пляжем и далёкими-далёкими странами и всегда весёлыми и постоянно танцующими негритятами в набедренных повязках из ярко зелёных листьев.
А ещё эти оранжевые апельсины напоминали о «Новом Годе», но продавались они почему-то только в Москве, и все граждане Великого Советского Союза стремилась попасть туда, чтобы, отстояв огромные очереди накупить этого дефицита – апельсинов, колбасы, консервов и т.д., и порадовать своих детишек, накрыв этим обилием новогодний стол.
И не смотря ни на что, все-таки какие же это были добрые и хорошие времена.

ЧЁРНО-БЕЛОЕ КИНО ...

Серый сумрак с утра,
Всё погрязло в тумане,
Покидают депо
Друг за другом трамваи.
Стук железных колёс
Спящий город разбудит,
И наполнят шаги
Тишину сонных улиц.
Опустело депо,
Разошлись все трамваи,
Ветер рвётся в окно
До костей пробирая.
Объявляет маршрут
Полусонный кондуктор,
Словно в старом кино
Так звучал репродуктор.
Убаюкал трамвай,
Сон сморил в одночасье,
И приснилось мне вдруг
Детства давнего счастье.
И мелькнут за окном
Хаотично картинки,
Как в старинном кино
Чёрно - белые снимки.
Тихо капает дождь
На асфальт тротуара,
Лист осенний кружит
По аллеям бульвара.
За вспотевшим окном
Стёрты краски с палитры,
А в старинном кино
Чёрно - белые титры ...

Это теперь пришло понимание того, что что-то, наверное, было не совсем правильно, и это теперь магазины ломятся от товаров, а понятие дефицит относится только к наличию у граждан денежных средств, которые опять почему-то аккумулируются в Москве и в достаточном количестве имеются только у «олигархов» и прочих им сочувствующих. И возникает вопрос, так все-таки когда же было лучше, тогда, или сегодня? И нет на него однозначного ответа ...

УТОПИЯ, ИЛИ СЧАСТЛИВОЕ ЗАВТРА ...?

Родина - это обычные люди, а не олигархи и брехуны.

Где взять силы, ведь должен быть сильным мужчина,
Где опору найти и по жизни тропу?
Как же выжить в такой непонятной пучине,
Как сложить моей жизни дальнейшей судьбу?
И опять, может быть, мы не тех выбираем,
Тех, кто правит, вершит и решает за нас,
Ну а где взять других, мы об этом не знаем,
Ошибались всегда, и тогда, и сейчас.
Ну а если настанет беда, иль несчастья случатся,
И опять вновь всё будет на наших плечах,
И опять скажут нам - нужно в путь собираться,
И страну защищать, и поля убирать.
Сколько раз мы всё это уже проходили,
Сколько раз мы спасали родную страну,
Сколько раз нас и били и наголо брили,
Сколько раз мы в тифозном метались бреду.
Где же эти счастливые будни?
И когда же наступят нормальные дни?
Чтоб спокойно своих бы детей мы растили,
На просторах великой могучей страны.
И когда же наступит счастливое завтра,
Чтоб о хлебе насущном не думать всегда,
Чтобы сыты и веселы люди все были,
Чтоб в глаза посмотреть без сознанья стыда.
Верю, думаю - это случится,
И не станет оков, и спадёт пелена,
И исчезнет завеса из розовой пыли,
И наступят другие совсем времена.

Эх, Россия, Великая нищая Россия, такая богатая, но так мало дающая простым людям, и когда же наступят другие, добрые ко всем нам, времена?

Но, по крайней мере, тогда мы знали где взять этот «дефицит» и могли себе это позволить, пусть может быть и не так часто, но зато, когда это случалось, праздник был настоящим праздником и приносил огромную радость, а не горечь разочарований от невозможности участия в празднике жизни, так ярко представленном на телеэкране.

ГРЁЗЫ УТОПИЧЕСКОГО РАССВЕТА ...

А мы привыкли верить в сказки,
На лучшее надеяться и жить мечтой,
О том, что завтра без лукавства и украдки,
Настанет всеобъемлющее счастье и покой.
Что вдруг нечаянно случится мир на всей планете,
И что сосед к соседу в гости не придёт с войной,
И будут бесконечно радостны все взрослые и дети,
И не разделит ненависть народы братские стеной.
И что возьмутся крепче за руки все люди,
И что посмотрит, без утайки взгляда, другу друг в глаза,
И отводить в смущении его не будет,
И не ударит в спину никогда.
Да, очень хочется, чтоб так оно и было,
Но превратился в день обыденный вдруг утопический рассвет,
И грёзы сокровенные вдруг человечество забыло,
И сказок у реальной жизни нет.

Об этом можно много писать и можно много спорить, но это в другой раз, как-то потом, наверное, ведь начал то я совсем о другом, и поэтому я продолжаю …
Да вот такое вот оно было детство и эта первая любовь, если это было любовью, или это было мечтой, или чем-то другим, тем чему я сейчас не могу дать никаких объяснений? И это чувство не знакомо мне сейчас, и даже вызывает некую стеснительность и неловкость, и где теперь тот забавный мальчишка, который так страдал от неразделённой любви, и, всматриваясь в то далёкое потухшее окно напротив, растворялся в своих мечтах в мириаде падающих в ночи звёзд? Счастья тебе, мой маленький, юный мечтатель …

ПОЖЕЛАНИЕ ...

Когда в душе твоей печаль
И солнце заслонили тучи,
Ты волю грусти не давай
Иди по самой круче.
А жизнь сложна,
Она и бьёт, она порой и учит,
Ты всё равно вперёд шагай,
Иди по самой круче

И вот, как-то весной, спустя несколько лет, этот застенчивый мальчишка, преодолев свою робость, все-таки познакомился с этой девочкой. А потом наступило лето, а за летом наступила осень, но это уже другая история, и вот, что из всего этого потом получилось …

ГОРЬКАЯ ВЕРБА

От этой пройденной любви
В душе осталась только боль и горечь.
Зачем ты так себя вела -
Мне руки грела,
И в глаза смотрела,
И говорила, что твоя,
Свое же сердце ты другому отдала.
Ему ты говорила да,
Ему ты руки грела
И лишь ему в глаза смотрела,
Когда глядела на меня.
Зачем ты так себя вела?
Но слушая твои слова,
Лукавства твоего я не заметил
И сердца своего не затаил,
Тебе я верил, и в тебя я верил,
Но что за это получил …?
И вот прошла любовь,
И отцветают хризантемы,
В саду осеннем падает листва,
Но ты, как ветвь весенней вербы,
Со мною остаёшься навсегда.

С тех пор прошло много лет, и уже в теперешней, реальной жизни, опять наступила осень, но она совсем другая эта осень, она не такая, как тогда на заре моей жизни. Почему-то она тяжелее, пасмурнее и дольше, и листья уже не кружат в весёлом танце, а с тихим шорохом падают на землю, со всей полнотой ощущая её тяжёлое притяжение.

ОСЕНЬ МОЕЙ ЖИЗНИ ...

Растрепала осень золотые косы,
Ветер на юру последний лист уносит,
Дождь промозглый за окном совсем не сносен,
Стало отчего-то холодно и одиноко очень.
Солнца луч остывший осветит макушки сосен,
Я сегодня что-то не в ударе впрочем,
Почему такое, пусть никто не спросит,
А всему виною золотая осень.
Что-то вдруг взгрустнулось, между прочим,
Хочется скорее все дела забросить,
И покоя почему-то сердце просит,
Знать всему виною золотая осень.
Что же это всё же происходит,
Душу, почему грядущий день тревожит,
И зачем по жизни стало столько точек,
Это от того, наверно, что приходит осень.
Месяц, за окошком, в небе, одинокий бродит,
Год за годом всё быстрей проходит,
Я смирюсь с судьбою, больше нету мочи,
И пусть будет так, как того хочет осень.
Ветер по округе первый снег разносит,
И виски посеребрила сединою осень,
Ах как хочется года немного сбросить,
Так пускай же будет, только, золотая осень.

И дом тот уже не такой, от времени он посерел и стал как бы ниже и приземистей, а вокруг выросли его младшие братья, отличающиеся своей высотой, как дети акселераты. И окна в этих новеньких домах другие, они большие и светлые, и обзор из этих окон уже дальше, чем прежде, и современные мальчишки видят уже совсем другие горизонты.

ОКНА НАШЕГО ДЕТСТВА ...

Какие лучшие мечты? Наверное, об отчем доме.
Не знаю, есть ли что прекрасней кроме
Его тепла, тех окон, что горят в ночи
И своим светом путь нам освещают.
Но почему-то только иногда
Мы этого порой не замечаем,
И лишь тогда, когда придёт беда,
О них мы часто с грустью вспоминаем.
Проходят вереницею года,
Проносятся стремительно мгновенья,
Как снегом обелилась голова,
С глубоким замечаем сожаленьем.
И вновь приходят сокровенные мечты,
И понимаем мы, что нет на свете ничего прекрасней, кроме
Тех самых окон в отчем доме,
Что дарят свет нам в жизненном пути.

И, наверное, теперь, какой-нибудь другой современный мечтатель, также всматривается в пластиковое окно рядом стоящей многоэтажки, пытаясь разглядеть смутные очертания прекрасной незнакомки.
Жизнь продолжается, и скоро опять наступит весна, даже, несмотря на то, что у кого-то буде продолжаться осень …

ХУДОЖНИЦА ОСЕНЬ ...

Загрустила непогодь дождём,
Закружила в хороводе листья,
И склонились ивы над ручьём,
И багрянцем налились рябины кисти.
Осень притаилась за окном,
Разложила на палитре кисти,
Краски растворяя под дождём,
В желтый цвет, раскрашивая листья.
Осень, осень - подожди, не торопись,
Дай ещё побыть немного лету,
Краски и палитру отложи,
Не спеши к раскрытому мольберту.
Осень закручинилась дождём,
Покрывая зелень жёлтой краской,
И склонились ивы над ручьём,
Провожая солнечную сказку.
Не печалься осень, не грусти,
Не роняй дождей косые слёзы,
Будет снова лето впереди,
И закатов розовые грёзы ...




Читатели (50) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи