ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

ВСТУПЛЕНИЕ (из"Времена года")

Автор:
Жанр:
ФРОЛОВ ЕП.



ВРЕМЕНА ГОДА




ПОЭМА В 4-Х ЧАСТЯХ
1982 – 1993

Москва 2011

Посвящаю моему сыну – Роману Евгеньевичу




ВСТУПЛЕНИЕ



1
Вот начинаю я свою поэму, –
«Программная» ; хочу ее назвать.
Не год, не два вынашивал я тему....
Но будут ли стихи мои читать?

Вопрос такой не кажется мне праздным:
Ведь мы на бочке с порохом живём!
Мечтам и грёзам предаёмся разным,
Но больше — объедаемся и пьём.

Или в любовь свободную играем,
Иль покупаем — создаём комфорт....
Всю эту суету считаем раем.
Пусть каждый глуп, зато несносно горд!
Желая жить, себе мы смерть готовим!
Кто ж вразумит уроком нас суровым?

2
История — страстей людских накал.
Был человек всегда в плену эмоций,
Безумью предаваясь, убивал:
Ведь чувства побеждали разум куцый.

Был человек всегда себе врагом,
Лил кровь свою, как будто лил он воду.
Он смертью опоясался кругом,
И уничтожить рад саму природу!

Что человек разумен — просто ложь,
Он хищный зверь с утробой ненасытной.
Его душою правят алчность... блажь,
Жестокость, спесь и нрав коварный, скрытный....
Когда с мечом идёт на брата брат,
Скажу: умом наш Homo не богат!

3
Душа моя полна тревоги: разум
Против безумства тщетно восстаёт.
Вот мы живём... Вот мы взорвёмся разом —
Жизнь на Земле бесследно пропадёт!

Есть бомбы, пушки, газ, ракетодромы....
Мы можем сотни раз себя убить.
Доигрываем акт последней драмы....
Кто род людской способен исцелить?

Конечно, уничтожим всё живое,
И Землю на кусочки разнесём.
Друг другу не сдадимся ведь без боя,
Скорей испепелим себя огнём!
Дамоклов меч и впрямь висит над нами:
Всех уравняет атомный цунами!

4

Что в наше время значат жизнь и смерть?
Ведь человек не верит в человека;
Раз вечной жизни нет, чего смотреть
На них... на нас? Раз мудрецами века

«Доказано», что в мире нет души ;
Раз человек не больше чем машина,
Чего жалеть его? Дави! Души!
Кто не убийца, тот и не мужчина.

И льётся кровь на тучные поля...
Земля несчастных молча принимает.
Не просто сеют смерть — во имя, для!
Но вот зачем, никто не понимает.
Кто приготовил для других костёр,
Сгорит и сам, хоть ловок и хитёр!

5
Конечно, поступаем так мы сдуру.
Всяк рассуждает про себя: «Хочу
Я жить!» А потому спасая шкуру
Свою, не скажет: «Я не промолчу!»

Не скажет: «Я подонку не позволю
Своей судьбой, судьбой других играть!»
Трус сам спешит себя отдать в неволю,
За жизнь свою других спешить предать.

И так, друг друга подло предавая,
Мы зло растим и холим, и оно
Гнетёт нас всех как сила роковая —
В сетях его запутались давно.
Покорность презираю я коровью!
За все причуды зла мы платим кровью.

6
Хотя в душе уверенности нет,
Что через двадцать..., тридцать лет читатель
Оценит мой бесхитростный сонет,
И что какой-нибудь законодатель,

Прочтя мой труд, суровый приговор
Напишет языком своим суконным, —
Несётся мой Пегас во весь опор,
Гордится седоком неугомонным.

Настраивает лиру муза мне,
Что б не звучала песнь моя фальшиво.
Я чист, никто не упрекнёт меня:
«Поэт, твоей звездой была нажива!»
Мой не унизится до лести слог –
Четырнадцать недаром выбрал строк!

7
Поэт сказал, что для себя лишь пишет,
Но из-за денег жалких издаёт .
Моё же имя мало кто услышит —
Оно в сердцах друзей моих живёт!

Увы, поэтов нет в стране Советов:
Лакей бездарен, гордым – не дают
Дороги. Знали б сколько карапетов
Нашли в Союзе лакомый приют !

Прислужник кто, поэтом быть не может....
Но мне Баян вручил высокий дар –
Мою, коль надо, славу приумножит.
Не продавал я лиру как товар.
А до меня последним был Есенин,
В душе народа своего нетленен!

8

Поэзия должна быть как родник
Чистейший! Ведь не Алла Пугачёва —
Жар-птица? Тот, кто к роднику приник,
Не будет пить из лужи, как корова,

Отвергнет бормотушное питьё !
Не продавай, поэт, свои творенья –
От бога дарование твоё!
Как Солнца светозарного горенье

Победно гонит с неба тьму, так ты
Сияешь нам и наполняешь души
Добром! Ведь люди без тебя кроты
Слепые, что живут во тьме гнетущей!
Поэт, недаром о тебе молва:
Дороже золота твои слова!

9
Эстрадные певички, как поганки;
Как много расплодилось их – беда!
Разнузданные шумные вакханки....
На сцене появляется «звезда»:

Глаза наивнее, чем у ребёнка,
Накрашенная, взад-вперёд снуёт;
Взяв микрофон, смазливая девчонка,
Вращая задом, о любви поёт.

В награду деньги ей, известность, слава;
Идут её пластинки нарасхват.
Но не студёная вода – отрава
Её искусство, не лекарство – яд!
Сияет перед публикой секс-бомба,
Смесь наглости, безстыдства и апломба!

10

Поэты были... Байрон был великий,
Поэт поэтов и властитель дум.
А вам Высоцкий нравится из клики
Натужных бардов?! Вот уж мода... Бум!

Да, Байрон был велик: тираноборец,
Герой, мыслитель и свободы друг!
Воспет им грек восставший, гордый горец,
Что приводили янычар в испуг.

Воинственно гремели звуки лиры....
Он на царей народы ополчил,
Он знал: падут и короли, и клиры!
Он угнетённым меч борьбы вручил,
Шатал он лирой боевою троны…
И трепетали перед ним тираны,

11

Они его боятся до сих пор.
Его душа, как океан, вмещала
Весь мир... В краю родных шотландских гор
Его в поэты муза посвящала.

Он был, как океан, неукротим,
Вёл беспощадную войну с рутиной.
С простым народом — друг и побратим,
Но с яростью обрушивался львиной

На знать чванливую и высший свет!
Удар его всегда был смел и точен.
Герой-народ любовно им воспет,
Зато король не избежал пощёчин .
О Байрон! Ты живёшь в сердцах людей,
Ты был по духу новый Прометей!

12

В Германии, где спал народ, на Рейне,
Вдруг песни звук раздался боевой:
То — лиру в руки взял насмешник Гейне –
Был духом твёрд он, светел головой.

Князьков бы, герцогов бы на осину! —
Вот он о чём мечтал и дерзко пел.
Он филистерства всколыхнул трясину
И саван курфюрстам соткать сумел.

Хотя он был еврей наполовину,
Был едок и колюч его сарказм.
Певец-романтик... Эпиграмм лавину
Пустил он в ход , чтоб высмеять маразм
Немецкой верноподданности вредной!
И проклял буржуа его скар;дный.

13

Скажу, поэты были на Руси:
Державин, Пушкин, Лермонтов, Жуковский,
Некрасов, Тютчев... А теперь спроси —
Ответят: Маяковский, Исаковский,

Багрицкий, Уткин, Мандельштам, Светлов,
Рождественский, Ошанин, Матусовский,
Исаев, Вознесенский — пустослов,
Гамзатов, Евтушенко, Долматовский,

Капутикян, Цветаева, Барто
Живаго-Пастернак, небедный Бедный,
Субботин, Окуджава... Всё не то!
Кумач, Ваншенкин, Фёдоров ,безвредный....
Кого не назову — горласт, речист,
А кто и совестью не очень чист.

14

Ведь никогда ещё так не бывало,
Чтобы поэт был рупором властей
Иль подголоском..., штатным подпевалой!..
Подёнщик, над агитками потей!

Ты изучай центральные газеты,
Цитатами ЦК вооружись,
Между запоями строчи куплеты
О том, как хорошеет наша жизнь;

Как Партии нас вдохновляют планы;
Как любим Ленина, Политбюро ;
Но умолчи, как окопались кланы,
Как под шумок народное добро
Между собою, не стесняясь, делят!
За гонорар поэты пустомелят.

15

Кудесник слова, Пушкин-чародей,
Пел радость жизни. Грустью затаённой
Полны его стихи. В сердцах людей
Живёт он…
Ревностью глухой сражённый,

Он пал, России верный сын, поэт,
Которого сравню без колебаний
С самим прекрасным Фебом. Высший свет
Убил певца... Несутся с гробом сани....

И каждый скорбь в груди своей носил,
По крови кто или по духу русский!
Лишь царь убийцу подлого простил,
На всё имея взгляд партийный, узкий.
О Александр! Погиб ты как в бою,
Но лиру подхватил другой твою!

16

День смерти Пушкина стал днём рожденья
Мишеля Лермонтова. Был он горд
И дерзок. С Деспотом вступив в сраженье,
Повёл безстрашнее себя чем лорд !

Был гениален он. Его стихотворенья —
Вершина всей поэзии земной.
С ним даже Байрон не идёт в сравненье —
Всех превзошёл повеса молодой!

Он отомстил за Пушкина. В изгнании
Под пулями писал. Храбрец, герой,
переносил он стойко наказание,
но был убит приятельской рукой.
Злорадно усмехнувшись, брови сдвинув,
Прицелился и выстрелил Мартынов !

17

Он сам себе сказал, что позже начал
Свой путь и ранее уйдёт. Ведь он
Судьбу предчувствовал и сам назначил
Себе свой час. Храбрец, был окружён

Он верными и храбрыми друзьями:
«Шестнадцать» — был союз их молодой !
Помог он честь спасти прекрасной даме ,
Но заплатил царю он головой.

Сгорел, как метеор, звездой падучей.
Любил он пенье пуль и ветра вой.
Звучал набатом стих его могучий,
Как колокол на башне вечевой!
Уже народ горел к нему любовью,
Но царь-упырь его упился кровью.

18

Царь умер уж давно, а ты живёшь.
Твоя дуэль Россию всколыхнула.
Забыты имена князей..., вельмож,
Тебя же даже горец из аула

Как сына чтит. В себе ты воплотил
Черты и дух великого народа.
Ты первым был среди гусар-кутил,
Жизнь прожигал — была такая мода.

В тебе кипел избыток юных сил,
Тебя пьянила дикая природа.
Кавказ недаром грозный ты любил:
Он был твоя судьба, твоя свобода!
Пусть погубил тебя бездушный свет,
Ты современник наш, ты наш поэт!

19

От бога слава Тютчеву дана.
Талант, — в любой его миниатюре
Такая чувств и мыслей глубина,
Страстей неистовых такие бури!

Певец природы, он один постиг
Её язык. Гармонию Вселенной
Вобрал в себя его певучий стих
И красотою радует нетленной!

Он знал, о чём поёт ручей, звезда
Зачем таинственно мерцает, море
Зачем шумит, зачем гнетёт нужда
Людей, живущих с небесами в ссоре!
Хотя вращался в Свете, был он мил;
Он всех своею лирою пленил.

20

Взял на себя тяжёлый труд Некрасов —
Воспеть простого мужика..., народ.
Себя ягдташем плотно опоясав,
Бродил неделями среди болот.

Картины жизни сельской наблюдая,
Несжатую он видел полосу;
Замёрзшая крестьянка молодая
Ему зимою встретилась в лесу.

Его кнутом испытанная муза,
Печалясь и скорбя, звала на бой!
Желая лишь с свободою союза,
Она зажгла сердца мужей борьбой!
Из благородного был вылит сплава
Некрасов – наша гордость, наша слава!

21

Был даровит наш Александр Блок ,
Хоть часто был привержен мелодраме.
Пленял его изысканнейший слог....
Он тосковал по незнакомой даме.

Чеканен был его тревожный стих.
Воспел он трубно поле Куликово,
Где русские кочевников степных
Мечом учили! Дмитрия Донского

И с ним себя прославили вовек!
«Покоя нет, покой нам только снится!» —
Его девиз. И правда, человек
Всю жизнь без устали вперёд стремится....
Матрос его идёт — державный шаг,
Не устоит неугомонный враг!

22

Последний наш поэт — Сергей Есенин.
Как воды вешние его стихи!
Но часто настроением осенним
Он поражал. Спасаясь от тоски.

Он пил запоем. Жизнь его скрутила.
Он слишком хрупок, слишком нежен был.
Его волной разгула подхватило –
Из грязи выплыть не хватило сил.

Отдал он всё, что мог, своей Отчизне.
Он кровью пишет: «До свиданья, друг!»
Затравленный, уходит он из жизни,
И рявкнул меди похоронный звук!
Крестьянский сын, любимец всей России....
Не каждый век приходят к нам такие .

23

Поэтов было много на Руси.
Но кто теперь Крылова иль Державина
Читает? Муза, славу воскреси
Былую их! Прочь, русофоб! Твоя вина

Во всём. Мечтаешь, что забудем всех
Парнасцев русских мы... Но Ломоносова,
Поэта величайшего, не грех
Нам почитать! Певца сладкоголосого,

Бояна, нужно помнить нам и чтить,
Гордиться песнью о походе Игоря!
Не рвать времён связующую нить!
Уметь святыни защищать! Умри, горя
Любовью к ним! Не помнящий родства,
Знай: мы известны были до Христа!

24

Сонет ты не напишешь без борьбы
С собой — он испытанье на поэта.
Поэты — формы, красоты рабы;
Тот не поэт, кто не создал сонета.

Рекорд Петрарки я хочу побить.
Иль испугаюсь я задачи трудной?
Прекрасен этот мир! Мне ль не любить
Сонетной формы, строгой, краткой, чудной?

Сказать, что мне сонеты по плечу,
Я не могу. Пусть не увижу света,
Пусть дорого за дерзость заплачу,
Не отступлю от звонкого сонета!
Нет, не мечтаю графоманом стать,
Важнее мне характер показать.

25

Сонет избрал не зря я... Труд, упорный
И вдохновенный, — подвигу сродни.
Смотреть забавно, как высокопарный
Поэт проводит в напряженье дни.

Казнит себя и мучает, бездарный,
В плену у рифмы, проклинает свет,
Стремится совладать он с музой вздорной,
Но ускользает от него сонет.

Томит себя работою топорной,
Уж лучше бы отгадывал кроссворд.
Когда ж приходит вдруг успех безспорный:
«Я гений!» — мнит он и безумно горд.
Да, нелегко даются нам сонеты,
Куда сподручнее строчить куплеты.

26

Признаться, всё равно мне, кто читать
Мои сонеты будет. Увлекает
Меня лишь творчества процесс. Создать
Прекрасное душа моя алкает.

Я для себя пишу и буду сам
Читать свои стихи... В них изнывая
Живёт душа моя, в них трав бальзам
И аромат, и свежесть полевая.

К себе я буду беспощадно строг —
Писать, как Байрон, только сердца кровью!
Четырнадцать рождённых в муках строк
Вполне полезны моему здоровью.
Хоть я не молод, но ещё не стар,
Желаний полон и в крови пожар!

27

Мой сын! Малыш, мой мальчик ясноглазый,
Шалун, проказник..., добрый и простой.
То – богатырь, то — лётчик... От заразы
Фашистской мир спасаешь и собой,

Я знаю, жертвуешь. Ах, непоседа!
Даждь-божий внук , вступаешь смело в бой!
Урра! Враг окружён, разбит... Победа!
Неудержим был натиск боевой.

Ещё подбитые дымятся «тигры»,
А ты — творец, душою исполин,
Уже другие затеваешь игры....
О будь всегда орлом таким, мой сын!
Тебе свою поэму посвящаю,
На сохраненье верное вручаю.

28

Одним друзьям, мой сын, её читай,
Как я теперь своим друзьям читаю,
И сыну своему её отдай.
Ты знай, что я о славе не мечтаю.

Реликвией семейной пусть моя
Поэма станет, чтобы род Фроловых
Объединился с нею как семья,
Чтоб в испытаньях не погиб суровых!

Сжимает сердце мне тоска и грусть:
Что если в бурях бездуховной жизни
Оставите врагам Святую Русь?!
Иль охладеете к своей Отчизне?
Кремлёвской башне имя дал Фролов....
Умри за Родину без лишних слов!

29

Как долго нам с тобою жить в разлуке,
Не знаю я. Вернёшься ты ко мне,
Мой сын. Протянем мы друг другу руки —
На свете нет ведь ближе и родней

Тебя! А та, что сына разлучила
С отцом, быть может, наконец, поймёт,
Что ненависть напрасно ополчила,
Что не права была и злость уймёт?

Но не будем, как она, жестоки.
По-своему тебя любила мать.
Простим её... Даёт нам жизнь уроки,
И надо по-мужски их принимать.
Тот, кто прощать, как бог иль царь, умеет,
Тот на прощенье право сам имеет!

30

Но кто же мой герой? Душою чист,
Как голубь; мудр, как змий, и храбр, как воин;
Поэт, учёный... но не коммунист
Носить билет, возможно, недостоин –

Он был; умён и дерзок, пародист;
Не гнул он спину, не был подхалимом;
К тому же вольнодумец..., не службист —
В родном краю жил пасынком гонимым!

Как истый русский, был он горд и смел,
В нём молодецкая играла сила.
Рождён для славы, для великих дел,
Он рвался в бой... Нужда его учила.
Но духом он не падал никогда:
России, верил он, взойдёт звезда!



--------------------------------------------------------------------------------





Ежедневная аудитория сервера Стихи.ру – порядка




Читатели (150) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи