ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

СТИХИ В АЛЬМАНАХ "АРТБУХТА"

Автор:
Автор оригинала:
СЕРГЕЙ НОСОВ
Жанр:

КАК БУДТО ИСТИНА ЖИВЕТ ЗА ДВЕРЬЮ

СТИХИ В АЛЬМАНАХ «АРТБУХТА»



. . .


Как будто истина
живет за дверью
рядом со мной
и я об этом знаю
хотя ее
ни разу не видал
лишь слышу как она
все ходит по ночам
о чем-то говорит
сама с собою
конечно же
все зная обо всем
и я ей поутру
кладу под дверь цветы
как девушке любимой
как будто чувствую -
она так молода
так сладостно прекрасна
и так хочет
чтоб я ее восторженно любил

так и живем
по комнатам своим
друг друга любим
даже не встречая.






. . .

У меня в этой жизни
и нет ничего
одно хрупкое тело
простая душа
и совсем небольшая квартира
и свободное время
чтоб просто глядеть
из окна
в этот мир
на дома и деревья
во двор
полный снега
как тарелка ребенка
бывает полна
манной кашей
той которую
мама велела
немедленно съесть
а иначе придет
злой колдун
в полицейской фуражке
заберет тебя в чащу
дремучего леса
и отдаст на съедение
Бабе-яге
так вот я как всегда
существую на свете
как цветы существуют
в горшке на окне
и часы существуют
на белой стене
и куда-то идут постоянно
и луна существует
на небе ночами
и глядит на нас сверху
огромной совой
до утра.









. . .

Мне жизнь
приносит радость
как ребенку
приносит радость
новая игрушка
пока ее он просто
не сломал
конечно и потом
не станет скучно
бывает ведь
что девочки играют
и куклами
с оторванными головами
а мальчики -
в солдатиков
без рук и ног
которые конечно оторвало
за времена
игрушечной войны
и ничего -
игра игрой осталась
без головы без ног
или без рук
ведь если в ней
чего-то не хватает
то можно это
попросту придумать
и в сладком сне
и даже наяву.





. . .


Растет в этом старом лесу
одинокий подснежник
и ели как будто бы
держатся за руки
тихо касаясь друг друга
бежит как девчонка
куда-то смешная тропинка
и грустно молчит
среди низких своих берегов
невеселая речка
так хочется слышать
простые ее разговоры
но ей очень трудно сказать
что она заблудилась
и небо над ней
так похоже на синие волны
которых она никогда не увидит.







. . .

У меня ведь есть все
в моей старой котомке
день и ночь
тишина одиночество
много огней
и я с ними хожу
по дорогам земли
и когда на обочине сяду
усталый
вынимаю луну из котомки
и смотрю ей в глаза
и читаю в них
то же желание жить
и качаться
в распахнутом небе
ночами
пока белый рассвет
не укроет весь мир
простыней.








. . .

У тебя
удивительно странная жизнь
когда надо садиться
уже стариком
на скамейке у дома
она вдруг превращает тебя
в молодого совсем человека
и он так удивительно просто
находит любовь
будто бы она с неба упала
в его распростертые руки
озорная веселая
в праздничном платье
как девчонка
на первом своем выпускном
и ты словно вернулся назад
в свою юность
только мудрым другим
полным радости
жить на земле
той свободной и сказочной жизнью
что смотрела всегда на тебя
с высоты
вместе с ярким хохочущим солнцем.










. . .

И жизнь становится
счастливой
как девчонка
которую вдруг кто-то
полюбил
и дарит ей цветы
целует по утрам
танцует с ней ночами
в темном парке
когда так нежно светят
фонари
и в черном небе
очень высоко
луна все машет
белой кепкой
на прощанье
и можно обо всем забыть
и потерять весь смысл
существованья
как богатей теряет
кошелек с деньгами
когда он стал ему
ну просто ни к чему.








. . .

И стало в небе тесно
очень тесно
теснятся словно овцы
облака
и лучше я теперь
спущусь на землю
потрогаю зеленую траву
поглажу листья
нежные простые
и полюблю и реку
и рассвет
когда так славно
ни о чем не думать
смотреть на воду
и считать что жизнь
такая как вода
течет куда-то
и мы в ней рыбы
плаваем повсюду
и ни о чем не думаем
совсем.






. . .

Он обеспечен долгой жизнью
как зимовщик
надолго обеспечен сухарями
и каждый день разглядывает снова
полярное сиянье над собой
как будто он художник
и все небо
нарисовал когда-то чтоб отвлечься
от одиночества
в котором слышно как он дышит
и как скрипят его шаги
вокруг избушки
где он один
как бог
создавший мир
чтобы себя же в нем похоронить.







. . .

Я по ночам
встречаюсь с одиночеством
оно стоит в моем окне
и спит в моей кровати
до утра
и даже пьет со мною чай
с печеньем на рассвете
чтобы потом
как привидение пропасть
ведь днем его
мне попросту не встретить
хотя один бываю
постоянно
но одиночества
со мною нет тогда
оно ко мне приходит
среди ночи.



. . .

На облаке
изнеженной любви
вновь стало неуютно -
слишком дует
безумный ветер счастья
и восторга
и слишком оно все же
высоко
ну а внизу
на той простой земле
в лесу зеленом
среди зверюшек разных
тоже скучно
не станешь мышью
зайцем и лисой
не будешь бегать
по лесным тропинкам
и день и ночь
не ведая зачем
вот и плыви
на облаке своем
мы его просто
назовем иначе
пусть это будет
облако свободы
где ты построил
чудный дом влюбленных
и сам в нем поселился
на всю жизнь.





. . .

Не может быть
чтоб в жизни
было ясно все
как светлым днем
когда на небе солнце
и каждая травинка
различима
на том зеленом
сказочном лугу
где счастье веселится
как девчонка
и запускает вновь
воздушный шарик
к пушистым белым
добрым облакам
конечно есть
какая-нибудь тайна
как ключ она лежит
на дне колодца
с холодной
обжигающей водой
и тем ключом
легко откроешь дверцу
в волшебный мир
где все совсем иначе
и в темноте
под крылышком
луны-колдуньи
лишь начинается
чудесная любовь
что кончилась давно
при свете дня.




. . .

Ночному городу хватает тишины
она как капюшон
накинута на головы домов
торчащие вдоль умерших проспектов
как на кольях
с глазницами потушенных огней
на голых черепах
и полночь
с ладонями пустынных площадей
как будто бы протянутыми небу
за подаяньем
в рубище стоит
и жирная луна
наколота опять на телебашню
как толстый блин
который можно съесть
холодным утром
похожим на актера без театра
играющего только пустоту.







. . .

Оказалось так просто
лететь над землей
словно стал я теперь
таким легким
как шарик воздушный
и покрашен
светящейся краской
чтобы видели ночью меня
и кричали -
«смотрите летит
такой яркий
волшебный светящийся шар
это может быть к счастью
а может к удаче
загадаем желание
верить в придуманный мир
и оно точно сбудется
с этой минуты.»








. . .

Запоминай
как облако плывет
какие длинные расклешенные тени
ложатся от деревьев на траву
и как плывет туман
он как живой
и чудится что дышит
а ты идешь
по утренней тропе
и небо кажется тебе все выше
и в нем кружатся птицы
так легко
как будто состоят они из пуха
который бог
шутя пустил летать
над нашей жизнью
в полной тишине.










. . .

Ночь в черном колпаке
застыла за окном
и тишина такая
что я слышу
как ходят мысли
в этой тишине
на цыпочках
по старому паркету
и как идут
настенные часы
на каблуках
отсчитывая время
спокойными шагами
той судьбы
которая уже стоит за дверью
но никогда
не скажет свое имя
пока ее
войти не позовут.






. . .

Что за город
и как же в нем много огней
будто кто-то их просто рассыпал
нечайно
и они покатились
по улицам темным
и упали
в холодную реку
где плывут
вместе с черной водой
в то далекое море
в котором высокие волны
их поднимут
как малых детей
на широких плечах
и с собой унесут
навсегда.






. . .

Я слышу
вода этой черной реки
что-то шепчет
как будто
из темных глубин
приплыла на поверхность
живая душа опустевшего мира
в котором холодные тени
как мертвые люди
лежат на обочинах прожитой жизни
замерзшей
на злом беспощадном ветру.








. . .

Я как будто бы
маленький мальчик
и ведет меня
за руку жизнь
словно девушка
в легком
взлетающем платье
от забытого берега боли
к незнакомому берегу счастья
там касается небо земли
очень тихо ладонью
и как волны
в глубоком и розовом
море восторга
дышит нежность
которую я повстречал
темной ночью однажды
на сказочной
светлой поляне
где цветами большими
цветут поцелуи
и тянутся к небу
на котором сияет
совсем обнаженной
луна золотая
обещая любовь до утра.
















. . .

Клок синего неба
кто-то бережно вырвал с утра
за распахнутым настежь окном
и нарезал лучи
ослепительно яркого солнца
на старом столе
и стало светлее
просто жить
как и птицы живут
на земле
вот они уже снова
запели
и часы на стене
так спокойно идут
каблуками стуча в тишине
будто знают куда
и когда-то вернутся обратно.







. . .

Весной все действительно
станет другим
будто кто-то
покрасит весь мир
свежей краской
и он такой радостный
юный счастливый
останется ждать во дворе
когда ты к нему
утром солнечным выйдешь
подаришь простые желанья
и совсем молодую луну
чтобы помнить
о нежной любви
и желать ее снова ночами
когда звезды кострами
горят в темноте.







. . .

Мысли чертят
свои виражи
в синем небе
то взлетают
совсем высоко
то проносятся низко
над самой землей
как стрижи
словно знают
что жизнь так похожа
на сказку
у которой всегда есть
конец
но нет смысла
кроме этого
просто кружения в небе
на закате
у самых ворот
синей ночи.







. . .

Здесь господином стала пустота
отсутствие явлений и событий
их просто нет
и чистый лист бумаги
спокойно заменяет белый свет
никто на нем увы не нарисован
и подписи под ним конечно нет.








. . .

И не надо
себя утешать
ведь начнется зима
и замерзнут
на слезы на свете
и посыпятся градом
с холодного неба
и на лед упадут
нашей жизни земной
чтобы просто лежать
до весны.







. . .

Пусть не выйдет
совсем ничего
я не буду лежать
неподвижно
в углу этой жизни
как пыльный мешок
пусть сгорят
просто так
мои крылья
из хрупкой бумаги
все равно
я на облако белое
вновь улечу
где меня уже ждут
чтобы вместе уплыть
в мир чудесных цветов
и волшебных
как утренний свет
поцелуев.








. . .

Небо в лужи
пришедшей весной улеглось
как обычно
и так молодо выглядит
снова
будто вовсе
не год а минута
одуванчиком сдута с ладони
и пушинки летят
как слова
те что сказаны богом
однажды
и несут
в парашютах своих
всю за год
улетевшую жизнь.






. . .

Прозрачный воздух
можно перепутать
с его отсутствием
но все таки он есть
и мы им дышим
хоть его не видим
а видим почему-то
только небо
где мы конечно
никогда не будем
по той причине
что его и нет
есть только воздух
тот которым дышим
он так похож
на голубое небо
как наши сны
похожи на реальность
и наш вопрос
походит на ответ.









. . .

Утро уже пудрится
и солнце
протянуло руки к крышам зданий
скоро и по улицам пройдет
с молодой весной своей в обнимку
а со мной
все та же тишина
она все лежит в моей кровати
что ей это солнце и весна
будем жить
и будет все как раньше
дни прохожими пройдут
своим путем
пусть и жизнь
легко уходит дальше
ведь другой
мы просто не найдем.






. . .

Все бывшее
приходится запомнить
как помнят скалы
что бывают волны
как помнит небо
что бывает дождь
и помнит тишина
как ходит ветер
и помним мы
что лучше бы забыть.












. . .

Если с утра
рисует белой краской
на небе бог
седые облака
над ними - солнце
а за ними синей
волнистой линией
далекий горизонт
то это значит
жизнь остановилась
на том что было
и опять вернется
оставшись в этом мире
навсегда.







. . .

Рассвет приходит
как воспоминанье
что все это когда-то уже было
туман
лежащий посредине улиц
как бездомный
и тишина
стоящая с ним рядом
словно врач
над телом пациента
склонившийся
и слышащий -
он дышит
а значит будет жить
возможно - даже долго
когда опять
придет большое солнце
и принесет
от бога передачу -
букет лучей
светящих в этот мир.













. . .

Мне знакомо
кукольное небо
и на нем
игрушечное солнце
как цветок
который кто-то добрый
на пиджак свой синий
нацепил
мне приятна
плюшевая радость
пусть она
погладит мою душу
так как гладят
маленькие дети
серого обычного кота
и пускай
придуманные люди
с нежными
бумажными цветами
меня снова
встретят на вокзале
на котором
я и не бывал.













. . .

Надоела зима
вся в снегу
снег как будто бы дома
лежит у меня на кровати
и мороз сквозь окно говорит
что он тоже пришел
ко мне в гости –
надевай быстро валенки
шапку-ушанку
а иначе тебя уморю
да и солнце
давно превратилось
в стеклянный
бессмысленный шар
он подвешен на небе
смеющимся Дедом Морозом
чтобы праздновать
новое шествие льда
в нашу жизнь
будто снова настал
Ледниковый период
уже вымерли мамонты
и вот наша приходит пора
вслед за ними теперь вымирать.













. . .

Сегодня
как будто опущен
небесный шлагбаум для жизни
все окна и двери закрыты
и улица вечна пуста
в своей вечной пыли
прохожие стали тенями
на сером асфальте
вороны стоят на лету
над пустыми домами
гуляющий кот
превратился в скульптуру
на желтом газоне
и все воробьи
на растрепанных черных кустах
неподвижно застыли
как будто чирикать
уже не смогли
осталось забыть
что здесь что-то еще существует
захлопнуть весь мир
словно мертвую книгу
и просто уйти
но кто-нибудь заново
весь этот мир нарисует
когда-то
и нам по нему
так захочется снова пройти.



СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ:
Носов Сергей Николаевич. Родился в Ленинграде ( Санкт-Петербурге) в 1956 году. Историк, филолог, литературный критик, эссеист и поэт. Доктор филологических наук и кандидат исторических наук. С 1982 по 2013 годы являлся ведущим сотрудником Пушкинского Дома (Института Русской Литературы) Российской Академии Наук. Автор большого числа работ по истории русской литературы и мысли и в том числе нескольких известных книг о русских выдающихся писателях и мыслителях, оставивших свой заметный след в истории русской культуры: Аполлон Григорьев. Судьба и творчество. М. «Советский писатель». 1990; В. В. Розанов Эстетика свободы. СПб. «Логос» 1993; Лики творчестве Вл. Соловьева СПб. Издательство «Дм. Буланин» 2008; Антирационализм в художественно-философском творчестве основателя русского славянофильства И.В. Киреевского. СПб. 2009.
Публиковал произведения разных жанров во многих ведущих российских литературных журналах - «Звезда», «Новый мир», «Нева», «Север», «Новый журнал», в парижской русскоязычной газете «Русская мысль» и др. Стихи впервые опубликованы были в русском самиздате - в ленинградском самиздатском журнале «Часы» 1980-е годы. В годы горбачевской «Перестройки» был допущен и в официальную советскую печать. Входил как поэт в «Антологию русского верлибра», «Антологию русского лиризма», печатал стихи в «Дне поэзии России» и «Дне поэзии Ленинграда» журналах «Семь искусств» (Ганновер), в петербургском «Новом журнале», альманахах «Истоки», «Петрополь» и многих др. изданиях, в петербургских и эмигрантских газетах.
После долгого перерыва вернулся в поэзию в 2015 году. И вновь начал активно печататься как поэт – в журналах «НЕВА», «Семь искусств», «Российский Колокол» , «Перископ», «ЗИНЗИВЕР», «ПАРУС», «Сибирские огни», «АРГАМАК», «КУБАНЬ». «НОВЫЙ СВЕТ», « ДЕТИ РА», «МЕТАМОРФОЗЫ» , «СОВРЕМЕНАЯ ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА» и др., в изданиях «Антология Евразии»,», «ПОЭТОГРАД», «ДРУГИЕ», «КАМЕРТОН», «АРТБУХТА», «ДЕНЬ ПОЭЗИИ» , «Форма слова» и «Антология литературы ХХ1 века», в альманахах « НОВЫЙ ЕНИСЕЙСКИЙ ЛИТЕРАТОР», «45-Я ПАРАЛЛЕЛЬ», «ПОРТ-ФОЛИО, «Под часами», «Менестрель», «ЧЕРНЫЕ ДЫРЫ БУКВ», « АРИНА НН» , в сборнике посвященном 150-летию со дня рождения К. Бальмонта, сборнике «СЕРЕБРЯНЫЕ ГОЛУБИ(К 125-летию М.И. Цветаевой) и в целом ряде других литературных изданий. В 2016 году стал финалистом ряда поэтических премий – премии «Поэт года», «Наследие» и др. Стихи переводились на несколько европейских языков. Живет в Санкт-Петербурге.






Читатели (17) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи