ОБЩЕЛИТ.РУ - СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Зачем?

Автор:
Жанр:
Вот я и думаю: даже в такой адовой мясорубке  –  угораздило получить элитное место, вовсе божеское. А что? Это и младенец знает, что лётчики  – боги войны  –  видят всё сверху, частенько умело решая исход боя и прикрывая своих «подопечных», которым так тяжело на земле. А мне завсегда что-то самое-самое выдаётся, которую жизнь уже. Но чтоб никто не заподозрил, я ведь без претензий. Честно. Мне бы хоть и в пехоте местечко выделили  – я бы уже рада была. Фрица бить согласна в любом месте и сколь угодно долго. Главное  – чтоб до победного. В прошлый раз вот англичане были  – тоже наглые такие, улыбчивые, самоуверенные  – так тогда и вовсе целую армию доверили... А за какие особые заслуги? Я ж простая девчонка, и без разницы   – из Москвы, столицы огромного Советского государства, как теперь, или из деревушки Домреми малой французской, как тогда. Правда, любить умею... возможно, сильнее других простых девчонок, ну и что? За это никаких особых благ не прошу ведь. Просто так вышло, что мечта моя о небе, о лётном деле сбылась в счастливое сталинское время равных возможностей, ввиду отсутствия классовых различий. И знать не знала, что война начнётся, когда в лётку (оправдываюсь)...
  – Лилька! Ты и впрямь нежна и мечтательна, как белая лилия! Цветочек мой... как вот тебя такую в чёртов ад, на войну с нелюдями погаными отпускать? Сердце кровью обливается... а тебе и горя мало, ты и не заметишь даже посередь королевских дум... ох...
  – Леший ты! Чуть не напугал... ))) Задумалась, извини. А когда, бывает, задумаюсь, ничего вокруг не замечаю... кроме тебя, любимого до небес! )
  – Так и знал, лисонька моя лукавая ) А только и ласка твоя беспокойство моё не уменьшает, эхх...

 Зачем:
  – говорить подлецу, что он подлец,
  – отвечать и отбиваться, когда тебя бьют,
  – высовываться,
  – гореть (без разницы чем и во имя чего),
  – зачем выкладываться, зачем открывать душу, зачем, Зачем, ЗАЧЕМ, ЗАЧЕЕЕЕМ???!
 И так постоянно. Вовремя и под руку, перед боем и после него, всегда. Всегда!
 /«Всегда»  – так назову я свой рассказ, который непременно напишу там, в светлом мирном будущем. И он будет посвящён не тебе. Да, и он  –  опять ему, Лешему, который тоже всегда, да только совсем иначе./
 Это сводит с ума,  выматывает, сбивает с толку, вызывает отвращение, даже (самое страшное) подталкивает к роковой ошибке в тяжёлом бою  – вот друзья-лётчики и забыли... нечаянно... твоё имя! Которое не сохранится ни в воспоминаниях, ни в документах. Но про тебя не забудут  – ты так и останешься, без лица и имени, но со своим основным качеством, приклеившемся к тебе намертво и ставшем твоей личностью.
  – Балаааамууут... Баламут! Может ты уже определишься хоть на ближайшие пару часов, м? Господи, ведь мы же на войне в самом-то деле! Ведь есть приказы, есть совесть, есть... ага, правда твоя, предатели и дизертиры тоже есть. Ага, читали. Угу, наслышаны. А? Что? Ну да, разумеется. Мы  – не такие. Особенно ты. Не, ничего такого не думали. Никак нет. Как можно... В плен угодишь  – тоже так вихляться будешь? А, нет, ничо. Чисто теоретически все мы можем... Ах, да: все, но не все могут! Это да, товарищ, это ты в точку.
 Так и жил  – сомневаясь во всём и вся, постоянно меняя и перепринимая уже давно принятые решения по сто раз, мучаясь целым букетом самогрызных комплексов, подгрызающих заодно и этих, так неприятно и непонятно настоящих, идейных, любящих, горячих и целеустремлённых, коллег. Хотя какие они тебе коллеги? Только и думают, поди, какой ты дрянной и ненужный, только и мечтают тебя «утопить», чтоб самим возвыситься!
 Да, и кстати, раз уж речь зашла о букетах...
 ...вот с этим-то «джентльменским набором» постоянно наблюдать рядом королеву? Да ещё и какого-то лешего рядом! Тяжело и ужасно обидно, понятное кино. Помнится, тогда ты и принял решение  – подарить королеве букет полевых цветов, как это частенько практиковалось другими ммм... заинтересованными лицами! Ритуал был начат по всем правилам рыцарского искусства: вот ты, улучив свободную минутку, выходишь на привольное полюшко, щедро, совсем не по-военному, изукрашенное цветами всевозможных видов и расцветок; вот рисуешь в воображении саму картину дарения; вот видишь счастливую улыбку королевы и радуешься, и кружишься даже вместе с ней в танце от радости той; вот легонько прижимаешь к груди эти прекрасные нежные создания; вот...  – бах!  – вечное «а зачем??», будто разрыв огромного смертоносного снаряда, шандарахнуло где-то над головой что есть силы, подведя жирную черту под единственным, так и не осуществлённым, светлым намерением. А дальше, уже привычной взрывной волной, понеслось «всё равно эта зазнавшаяся гордячка не оценила бы», «она королева, а я простой Человек», «а тот, который рядом с ней, ещё бы и морду набить мог», «я для них никто», «они все вечно меня недооценивают» и совсем уж жирное «из-за них» с полным списком неудач и моральных травм, полученных совсем не по своей вине. Недонабранный букет, разумеется, в истерике полетел на землю, так и не ознакомившись с потенциальной обладательницей...

 ***
 И однажды заэпиложилось...
 Ничего страшного. Все сказки рано или поздно заканчиваются. Должна была закончиться и наша. А как же свадьба, которая обычно бывает в конце? Ничего страшного, у нас будет нестандартная, элитная сказка. И, самая нелешая, наша любовь  – зачтётся нашим единением на самых нелеших небесах, в самом воинском раю...
 Сбита? Не сбита  – слетаю к любимому. Врёте! Любви не поставите мат! Сколько седин бы с той ночи не минуло, к жизни, к Отчизне, к тебе, лейтенант!

 «Вскоре с вражеской территории вернулся один из сбитых ранее лётчиков. Он доложил, что, по словам местных жителей, на дорогу возле села Мариновка сел наш истребитель. Лётчиком оказалась девушка  – белокурая, небольшого роста. К самолету подошла автомашина с немецкими офицерами, и девушка уехала с ними... Большинство авиаторов слуху не поверили и продолжали попытки выяснить судьбу Лидии Литвяк. Но тень подозрений уже вышла за пределы полка и достигла вышестоящих штабов.»
 З а ч е м...

 А теперь, из не такого уж, как оказалось, и далёкого, светлого будущего... дай-ка догадаюсь: просто так. Просто потому, что рассказалось, завиделось и подслышалось. Просто потому, что недоступная королева так и улетела в своё недоступное поднебесье, которое ты никогда не любил, Баламут. Упорхнула, как лёгкий лепесток белой лилии, покрасовавшись во всей своей свежести прямо у тебя перед носом, такая недоступная и чужая.
 Оно и верно: ненавидеть их всех, до пены изо рта, до дыма из ушей не-на-ви-деть! Всех этих талантливеньких королев с их весёлыми короля... да нет уж, корольками, которым вечно достаются лучшие куски этой жизни! Вот и погибают они глупо и никчемушно, а их героями величают да в историю красной строкой вписывают! Вот и живут... да нет уж, существуют!  – как и все обычные Люди. А только астоящим Людям – шиш без масла один на всех, когда «королевским» персонам  – льготы неограниченные на каждого. Это мы, мы здесь асы, мы здесь Астоящие, слышите?! Пусть хоть после смерти... Им всё одно бонусов на том свете отсыплют, а нам всё ж не лишнее моральное удовлетворение, хоть им сыт и не будешь. Приятность маленькая, но наша, собственная. Наша прелесть, Прррелесть...

 Ну, здравствуй, сержант Баламут! Вот и свиделись... Зачем?  – спрашиваешь.  В мирном светлом будущем  – зачем? Полагаю, тебе лучше знать... Так точно.





Читатели (38) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи