ОБЩЕЛИТ.РУ - СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Александровский сад

Автор:
Жанр:
Странный сон. Блаженный совсем. С тяжелейшими боями... да нет, просто неимоверными усилиями прорываюсь сквозь все эти надоевшие до чёрта температуры, неизлечимые кашли и ватные ноги, лагерные головные боли и... плевать, что повторится всё в полном объёме при пробуждении  – я уже привыкла. Ко всему привыкаешь, а когда за свою жалкую шкурку трясёшься меньше всего... Во всяком случае, здесь былое улетучивается и забывается в мгновение ока  – так уж хорошо здесь, покойно.
 Странный взгляд  – с уровня травы. Неужели «те, кто приняли смертный бой, стали просто землёй, травой»? Ведь это моя любимая песня, всю жизнь её в сердце носила. Проще говоря, меня, простого рядового любимой Родины похоронили здесь? Прямо рядом с моими родными, самыми-самыми, моими однополчанами? А они ведь все  – мои однополчане. Зримые и незримые, известные всей стране и безымянные, дети малые, и взрослые ответственные мужчины-командиры 19 лет от роду, девчата-партизанки, зверски растерзанные фашистами, и жёны, до самой смерти сохранившие верность единственным любимым, все, все, все... Не поверила бы, но чувство нарастающего счастья быстро справляется с любым заскорузлым маловерием, занесённым сюда из прожитой, на сей раз относительно мирной, жизни.
 А ровнёхонько напротив  – навсегда моя Крепость. Что ж, вот мы и рядом, сестрица! А помнишь, как я каждый вечер приходила сюда? Стояла у Вечного огня, потом медленно шла вдоль шеренги каменных воинов  – городов-героев, вставших здесь недвижимо, раз и навсегда, до скончанья веков. Некоторые из них были тогда в реальной жизни отделены от остальных своих братьев какими-то чудовищными, невразумительными, искусственными границами. Но здесь... здесь-то все рядом, плечо к плечу! Вытянулись, будто со знанием дела охраняют вечность, целостность  – не дрогнут, не шелохнутся.
 Знаешь, Крепость, теперь даже несколько стыдно вспоминать, что в том далёком прошлом не увидела намёка на будущее возрождение  – в этой незыблемой шеренге. Понимание принёс только легендарный Севастополь, первый во многом, если не сказать во всём. А уж когда России вернули его, Сердце (не имплантировали чужое, снятое с умершего, а своё собственное вернули, изрядно побитое, но живое и любящее!), то она пробудилась ото сна во хрустальном гробе и вновь воссияла во всей красе. И стал для Родины Сеастополь тем самым царевичем Елисеем из пушкинской сказки. Сказки-то сбываются, моя Крепость, сбываются! Жаль только, что для этого приходится пройти через «сказочный» ад...
 Но теперь, ты знаешь, всё позади. Дымом развеется чёрная эпоха, когда нелюди попытались потушить наше светлое солнце. Моя страна не только не согнулась, но стала ещё краше, возродившись из пепла потерь. Моя страна снова едина. И теперь при желании увидеть тебя, сестра, мне не надо пересекать границ... не надо было бы, если бы я перемещалась обычным для живых способом. А здесь, в Александровском, мы всегда были вместе, и будем вместе  – дважды, трижды по столько. И рядом с нами  – самый неугасимый на свете Вечный огонь, такой же жаркий, как любящее сердце Севастополя. А ещё, конечно, Одесса и Минск, Брест и Ленинград, Керчь и Тула, Сталинград и Киев, Мурманск, Новороссийск, Смоленск, Белгород, Малгобек, Воронеж, Туапсе, Вязьма, Козельск, Нальчик, Тихвин, Курск, Ржев, Луга, Великие Луки, Кронштадт, Архангельск, Выборг, Тверь, Орёл, Ельня, Полярный, Великий Новгород, Наро-Фоминск, Волоколамск, Калач-на-Дону, Анапа, Владикавказ, Елец, Ростов-на-Дону, Дмитров, Псков, Брянск, Владивосток, Колпино, Старый Оскол, Ковров, Малоярославец, Ломоносов, Можайск, Петропавловск-Камчатский, Хабаровск. Ну, и я  – особнячком, непривередливо по-столичному, за Москву.
 Смотри, как нас много! Неужто хоть кому удастся такое прочное единство порвать? Да не бывать этому, слышишь, моя Крепость?! Пусть были у нас разные времена, даже десятилетия безвременья, но они ни-че-го не изменили и не изменят. Да и что такое два-три десятка по сравнению с тем же трёхсотлетним игом... Но ведь выдюжили, дождались и тогда своего часа!
 Что ты плачешь, моя Крепость, что ты шепчешь? А, понимаю... тебя беспокоит пятая колонна, как ещё недавно было принято (не слишком ли зазря деликатно?) называть обыкновенных предателей и изменников, которые под видом борьбы с мифами (да, да, с мифами) испокон веков поливали грязью собственную кормилицу-Родину, своих героических предков, уже преданных такими же подонками на Великой Войне... Конечно, есть, моя Крепость! Куда же  – и травушкой-муравушкой  – без них! Вот и сейчас: говорю с тобой, а насекомовые разборки аж фонят  похлеще заморского радио и «никто вас тут всех не вспомнит», и «за чо боролися», и «подумаешь, трава объявилася новая! вона молодёжь гуляет, наверняк потопчется... или покурит! об одном у них все мысли, об однооом», и «вообще тут всяка ваша газонная травень предназначена для пожрать на пикничке да поспать с бодуна». А один червяк  – представляешь, моя Крепость?!  – вообще осмелел «оккупанты поганые! прочь с нашей, только червям червивой земли посполитой!.. или постулатой... а то мы кааак после дождя повылезаем всею своею осклизлостью... если не передохнем от собственной же вони».
 Насекомые, что с них возьмёшь. Пущай себе флудят.
 Какое, однако, блаженство разливается повсюду здесь, в Александровском! Тёплое майское солнышко Победы сменилось прохладным живительным ветерком  – и я поняла: вот он, самый настоящий рай, моя вечная Родина, сильная и светлая, где всегда неразменной монеткой ходит девиз «своих не сдаём, один за всех и все за одного», которым мы выиграли столько войн... а понадобится  – и ещё выиграем!
 А вон весёлая стайка молодёжи  – видишь, моя Крепость?  – гуляют, радуются. Посмотри, какие красивые, совсем как их деды-освободители! Разве могут такие не быть патриотами Отчизны, не любить всем сердцем свою Родину? Симпатичная девчонка с Георгиевской ленточкой на лацкане подошла к бордюру... смотри, гладит рукой травушку-муравушку, шепчет ласковые добрые слова. Парни рядом одобрительно и почтительно склоняют головы. Никто не забыт, мы не подведём,  – вот что они говорят. Ой, кажется, какого-то червяка нечаянно задавили. Я переживаю, моя Крепость: уж не того ли самого? Не увидать мне отсюда... Кто ж теперь рупором насекомовой оппозиции-то будет?..






Читатели (68) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи