ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

НОСТАЛЬГИЧЕСКОЕ

Автор:
Автор оригинала:
Алексей Егоров
Жанр:


Посвящается светлой памяти моего деда - штабс-капитана царской армии А.В. Егорова и его брата – полковника Белой Гвардии Г.В. Егорова

Эхо псалмов и лампадное марево досок,
Звон освящённый, вечерний пугающий звук,
Мира качание, строгий епископский посох -
Мне, окрещённому, ночью привиделись вдруг.
Тени усопших свечу заслоняя рукою,
Молча взирают провалами мёртвых глазниц,
Видом своим призывают к прощенью, к покою.
И, всепрощённый, пред ними я падаю ниц.
С нежностью смотрит Господь из-под купола церквы,
Будто вручает страдальцу терновый венец…
Я ухожу из России последний и первый,
В память впитавши удары убитых сердец.
Землю родную кладу я в холщовый мешочек,
Нежно его прижимаю к усталой груди,
Слёзы роняю над таинством писаных строчек…
Господи, ДОЛГО ли будет у нас впереди?
Что нам былые кровавой политики распри?
Мы – офицеры, заступники наших границ!
Белая кость, но окрасилось всё-таки красной…
Белое воинство… Без оскорблённых столиц…
Нам ведь не даром повешены наши погоны,
Прошлым солдатским Егорий крестовый горит!
Время заставило голову стиснуть в ладонях…
Так для чего нас три года пытались убить?
Мы, ведь – потомки отваги, надежды Сенатской,
Нас окрылял государев святой Манифест.
И потому на гражданской, свирепой, но братской
Нам приходилось нести окровавленный крест!
Брат не дожил до победы за правое дело.
Правое чьё? Никому не известно пока…
Штабс-капитан, но и выбор свой сделать сумел он:
С фронта зачем-то ушел в продотряд РККА.
Красные части с боями оставили город,
Части Антона Иваныча, взяв Лебедин,
Всех коммунаров рукою схватили за ворот…
Брат мой в усадьбе остался лишь с сыном один.
Польская бона табличку снесла коменданту…
Эх, не люблю я нечистых предателей род!
Брат в офицерском мундире, но без аксельбантов
Перед военной разведкой, увы, предстаёт.
Друг – фронтовик, контрразведчик Деникинских армий
С братом тяжёлый всю ночь проводил разговор:
«Ты, Алексей, подпоручиком движешься с нами,
Или придется исполнить тебе приговор…»
Брат посмотрел в опустевшее донце стакана,
Сына рукою погладил по бритой башке,
«Поздно…» - сказал – «Изменять в этой жизни не стану,
Дважды не буду купаться в кровавой реке…»
Утром с суровым конвоем он сел на подводу,
Сыну ещё на прощанье рукою махнул…
Нет, не нужны эти смертные войны народу,
Пули расстрельной не нужен народу разгул…
Вот, опустела усадьба, и стал сиротою
Мальчик, которому отроду восемь годков…
Только в саду за пожухшей и редкой листвою
Яблочко красное спряталось, будто бы кровь…
Мальчика Славу доставили в Харьков подводой,
В дом на Сирохинской тётке отдав сироту…
Сердце печаль обернула на долгие годы,
Сделав несбыточной детства златого мечту…
Вот и приходит однажды письмо из Парижа
Сына убитого брата в Сорбону зовут:
Мальчик считается жертвою зверств большевизма -
Сын офицера, забытый Отечеством тут…
…Гулко шаги отдавались под крышею свода,
Тенью печали укрылся знакомый амвон…
Душу выматывал дальний гудок парохода,
Будто навек от России отчаливал он!
Ветер проносит знакомый обрывок афиши,
Южная ночь отмечает второй звездопад,
Городу сонно, его черепичные крыши
Скрипом пытаются вторить хлопкам канонад.
Графская пристань, и дует пронзительный ветер…
Рядом везут на телеге привязанный гроб…
Рядом со мною мой родственник – статский советник,
Тихов Димитрий… Он где-то забыл микроскоп…
Утром разбудит меня ненасытная память,
Море укроется белым своим башлыком.
В этом последнем бою меня пулей не ранят,
Сердце к России навек пригвождая штыком!
Чайки уже повернули на Графскую пристань…
Молча на стенах каюты взирал Государь,
Словно, не требуя, просит: «Голубчик, ты – выстой…
Если не сможешь, наотмашь себя не ударь!»
Брызги осели на дивные детские банты,
Песню надрывную пьяный казак затянул…
«Где Вы, поручик, сложили свои аксельбанты?
Иль на имущество Ваше чужак посягнул?
Помню, мы с Вами садились за столик ломберный,
Спор за онёры вели до седьмой хрипоты…
Что же осталось от Родины той правоверной?
Только на память могилы, над ними – кресты…
Вспомните, сударь, Клико бушевало в бокале,
Светлый паркет от дыхания вальса страдал…
Эти три года в надежде и в вере скакали,
Белый Егорий дорогу к концу показал.
Что же Вы, братец, скупые роняете слёзы?
Там – минареты и новая сладкая жизнь!..
Сниться лишь будут российские в каплях берёзы…
Мы соберёмся!.. На множестве будущих тризн…
Что Вы, голубчик, не надо гусарской рулетки!
Душу я Вам потревожил, извольте простить!..
Нас ожидают София, Стамбул и кокетки!
…Господи, только бы жён на панель не пустить!..
Мне предсказала гадалка – Оракул Дельфина,
Что я в Россию уже никогда не вернусь:
В Плевене тихо скончаюсь я от кокаина,
Так, что на сердце у всех неизбывная грусть…»
Солнце постылое скрылось за кромкою глади,
Будто кровавый закат налетел из могил.
Господи, Боже, скажи нам – чего же ты ради
Нас, сиротливых, на адскую жизнь сохранил?
«…Жизнь наша спешная, как Генерала погоны:
Только зигзаги, просветов не видно, увы…
Были балы, а потом лишь аллюр эскадрона,
Был Петербург… За спиною Россия в крови.
Может ещё не успели отцвесть хризантемы?
Может ещё не растерзано сердце орла?
Может ещё подойдёт плодотворное время?
Может Россия в могилу ещё не ушла?
Штабс-капитан, оглянитесь на сонные дали:
Если сейчас, ещё можно пытаться доплыть!..
Впрочем, и Вам ведь последний патрон выдавали, -
Знаете, как ностальгию стволом укротить?!»
Рву я на кителе ворот – исчезло дыханье…
Снова ко мне подступил ностальгический бред:
Эхо псалмов, и в Казанском моё отпеванье…
Ладана привкус… О, Господи, силы уж нет!
Спуталось всё: упокойно поют «Алилуйа!»,
Пламя свечи совершает прощальный обход,
Падаю в вечность, распятье Иисуса целуя…
Память уходит, двадцатый кончается год.
Время вернёт буйство роз обомшелым погостам,
Семьдесят лет, словно миг, пролетят без следа,
Выбелит время сожжённые порохом кости,
Что отмечают дороги в степи в никуда!

23 сентября 1990 года, г. Харьков




Читатели (396) Добавить отзыв
От Anjey
Алексей, стихотворение замечательное по духу, жизненной правде, яростной тоске и отчаянии честного русского офицера, вынужденного оставить Родину, чтобы уйти в скитания, изгнанного из своей страны.
Здесь я с вами заодно, полностью поддерживаю идею стихотворения, согласен с каждой строфой его.
Однако, в самом тексте стиха имеется множество смысловых, технических и грамматических "ляпов", не обидитесь, если я вам их здесь покажу?
Anjey
02/02/2008 15:20
Буду премного благодарен! Жду с нетерпением! Грешен: на орфографии иногда нет времени!

Кстати, вчера поздравлял с днём варенья свою любовь молодости, даже больше, чем любовь - харьковскую поэтессу Любовь Соколик, издавшую свой первый сборник стихов. Стиль самобытен, но... В общем, не могу я сам критиковать, хочу пригласить изнутри на сайт... Имеет ли смысл, или пусть птичка будет в блаженном неведении? :)
02/02/2008 15:46
От Anjey
Сделаю часа через 2-3, ко мне пришёл товарищ, мы с ним заядлые летние и особенно зимние рыбаки, завтра на рыбалку - активно пошла браться крупная плотва сегодня.
Насчёт Любовь Соколик, знаю я этих "самодеятельных авторов", издающихся за свой счёт очень хорошо, качество её стихов примерно себе представляю.
Приглашайте, однако пусть не обижается, если её здесь немного "обломают", по кр. мере с моей стороны обещаю самые объективные и доброжелательные разборы её стихов, если она не будет против, конечно, прочитав мою обычную критику. :)))))
02/02/2008 17:13
От Anjey
Давайте посмотрим вместе, Алексей!
.
«Мне, окрещённому, ночью привиделись вдруг.»
«Окрещённому» - не считаю, что это слово правильно здесь употреблено, тем более в мистическом подтексте. Обычно его употребляют в смысле более приземлённом, часто ироническом: «Окрестил врага дубиной по голове» или что-то подобное. Мой вариант: «Мне же, крещёному, ночью привиделось вдруг.»

«С нежностью Господи смотрит под куполом церквы», «Церкви» пишется через «и».
Как может «Господи» - смотреть? Господь – да, а «Господи» - обращение к Богу, типа «Спаси меня, Господи». Я бы изменил эту фразу примерно так: (С нежностью смотрит Господь из-под купола церкви)

Тени усопших свечу заслоняя рукою,
Молча взирают провалами мёртвых глазниц,
Видом своим призывают к прощенью, к покою.
И, всепрощённый, пред ними я падаю ниц.
Тени усопших в вашем варианте только «призывают к прощенью, покою», откуда же вы получили прощение, что «И, всепрощённый, пред ними я падаю ниц.»? И как могут тени «заслонить свечу рукою»? Их много, раз употреблено множественное число «тени», а рука, получается, у них на всех одна. К тому же тени почти прозрачны и никак не могут заслонить огонь свечи. Провалами мёртвых глазниц обычно взирает череп, тени - бесплотны.


Будто вручает страдальцу терновый венец…
Терновый венец «одевают страдальцу» на голову, чтобы хорошенько помучился. У вас же получается, что ему торжественно, как олимпийский венок, скажем, вручили терновый венец, он напялил его на голову и с блаженной улыбкой пошёл страдать дальше.

Я ухожу из России последний и первый,
В память впитавши удары убитых сердец.
Как это – «последний и первый»? Какой всё же? И слово «впитавши» звучит чужеродно, оно из речи извозчика, но не дворянина и офицера.

Белая кость, но окрасилось всё-таки красной…
Белое воинство… Без оскорблённых столиц…
«Оскорблённые столицы» - это куда?

Нам ведь не даром повешены наши погоны,
Прошлым солдатским Егорий крестовый горит!
Погоны не вешают, они не люди или кошки. Их одевают, пришивают, присваивают в конце концов вместе с очередным званием. Вот содрать или оборвать погоны – это запросто!
Солдатского прошлого никак не могло быть у царского офицера. Все офицеры были дворянами, только младшие прапорщики или прапорщики могли быть из нижнего сословия, но в силу происхождения их дальнейшее продвижение по службе было невозможно. За исключением единственного случая, если прапорщик бывал награждён за храбрость орденом «Владимира с крестами», что автоматически давало ему и всей его семье потомственное дворянство.

Штабс-капитан, но и выбор свой сделать сумел он:
С фронта зачем-то ушел в продотряд РККА.
Лишний слог – РККА читается как ЭРКАКЭА, но не ЭРКАКА.

Всех коммунаров рукою схватили за ворот…
Брат мой в усадьбе остался лишь с сыном один.
Слово-паразит «лишь», оно здесь совершенно ЛИШнее.

Польская бона табличку снесла коменданту…
Если имеется в виду воспитательница ребёнка, то пишется «бонна», а «бона» это совершенно другая вещь. Есть денежные боны, например, есть бон – морское заграждение и ещё несколько значений.

Брат в офицерском мундире, но без аксельбантов
Перед военной разведкой, увы, предстаёт.
Ношение аксельбантов на полевой форме офицеров царской армии категорически исключено. Только на парадной форме и в торжественных случаях

«Ты, Алексей, подпоручиком движешься с нами,
Или придется исполнить тебе приговор…»
Здесь сразу два нонсенса: а что, можно двигаться генералом или майором? Может быть, вы хотели сказать «С подпоручиком»?
Фраза «Или придется исполнить тебе приговор…» по её смыслу понимается как то, что Алексей должен исполнить приговор. А звучать должна «Или придётся исполнить ТВОЙ приговор».


Вот, опустела усадьба, и стал сиротою
Мальчик, которому отроду восемь годков…
Только в саду за пожухшей и редкой листвою
Яблочко красное спряталось, будто бы кровь…
От роду – пишется раздельно. «Вот, только, будто-бы» - это всё лишние слова, не несущие смысловой нагрузки, слова-паразиты.

Вот и приходит однажды письмо из Парижа
Сына убитого брата в Сорбону зовут:
Мальчик считается жертвою зверств большевизма -
Сын офицера, забытый Отечеством тут…
«Вот, тут» - тоже самое. Если вы имеете в виду университет во Франции, то его имя Сорбонна, Сорбоннский университет.

Городу сонно, его черепичные крыши
Скрипом пытаются вторить хлопкам канонад.
Не представляю, как можно протяжные скрипы принять за удары канонады.

Графская пристань, и дует пронзительный ветер…
При чём Графская пристань и ветер? Предложение не согласовано. Правильнее «Графская пристань, где дует пронзительный ветер».

В этом последнем бою мЕня пулей не ранят,
Я выделил неправильно падающее ударение в слове «менЯ».

Чайки уже повернули на Графскую пристань…
Молча на стенах каюты взирал Государь,
Словно, не требуя, просит: «Голубчик, ты – выстой…
Если не сможешь, наотмашь себя не ударь!»
Государь может «взирать СО стен», но никак не НА стенах.
И при чём здесь «удар себя наотмашь»? Это смысловая нелепица.

Брызги осели на дивные детские банты,
Песню надрывную пьяный казак затянул…
«Где Вы, поручик, сложили свои аксельбанты?
Иль на имущество Ваше чужак посягнул?
«дивные детские» «д» плюс опять подряд «д» и вообще, это моё сугубо личное мнение, но «дивные» не сочетается с «детские». И опять «аксельбанты».

Вспомните, сударь, Клико бушевало в бокале,
Светлый паркет от дыхания вальса страдал…
Эти три года в надежде и в вере скакали,
Белый Егорий дорогу к концу показал.
Как может паркет «страдать от дыхания вальса», если он создан для того, чтобы на нём танцевали? И «три года… - скакали» вообще ни в какие ворота. Может быть «проскакали», это ещё куда ни шло…

Что Вы, голубчик, не надо гусарской рулетки!
Душу я Вам потревожил, извольте простить!..
Нас ожидают София, Стамбул и кокетки!
…Господи, только бы жён на панель не пустить!..
Не было никогда «гусарской» рулетки, была и есть «русская».
И рифма «простить-пустить» режет восприятие.

Мне предсказала гадалка – Оракул Дельфина,
Что я в Россию уже никогда не вернусь:
В Плевене тихо скончаюсь я от кокаина,
Так, что на сердце у всех неизбывная грусть…»
Не было в истории никогда «Оракула Дельфина» - был Дельфийский Оракул, в древнегреческом городе Дельфы. Ему служили жрицы-пифии. Они же и расшифровывали предсказания оракула.

Солнце постылое скрылось за кромкою глади,
Ну, «постылое солнце» можно понять, хотя все мы - потомки солнцепоклонников-славян, а у них (и у нас, желательно), никогда не называть солнечного бога Ярило нехорошими словами, даже самыми невинными в этом смысле.
А «за кромкою глади» - это куда солнце скрылось? Почему нет уточнения, скажем, «водной глади?» Можно и вышивать гладью…

Были балы, а потом лишь аллюр эскадрона,
Был Петербург… За спиною Россия в крови.
«были – был». Вообще рекомендуется как можно меньше употреблять все эти «был»ы, это признак плохой квалификации писателя или поэта. Произведения начинающих обычно пестрят ими.

Штабс-капитан, оглянитесь на сонные дали:
Если сейчас, ещё можно пытаться доплыть!..
Впрочем, и Вам ведь последний патрон выдавали, -
Знаете, как ностальгию стволом укротить?!»
Ностальгию можно «прекратить» навечно, но не «укротить». Однако, не настаиваю на этом, может быть и укротить её можно «стволом», однако сама фраза звучит неряшливо. Ну и «доплыть-укротить» - это «детская» рифма, а я принципиальный противник рифмовки глаголов.

Рву я на кителе ворот – исчезло дыханье…
Снова ко мне подступил ностальгический бред:
Эхо псалмов, и в Казанском моё отпеванье…
Ладана привкус… О, Господи, силы уж нет!
«дыханье-отпеванье». В принципе, красивая рифма, однако зарифмованы одинаковые части речи, простовато, сказал бы. Хотя и сам часто грешу этим, когда нет другого выхода.

Спуталось всё: упокойно поют «Алилуйа!»,
Пламя свечи совершает прощальный обход,
Падаю в вечность, распятье Иисуса целуя…
Память уходит, двадцатый кончается год.
Можно петь «спокойно», или петь «за упокой», но никак не «упокойно».
Это слово в русском языке вообще отсутствует. Я приветствую неологизмы – это ваше право, конечно. Язык – это море, он постоянно изменяется.
Слово «Алилуйа!» пишется «Аллилуйя».

Одним словом: Что мог – сделал, кто хочет – пусть сделает лучше!

Anjey





02/02/2008 19:50
Огромное спасибо, Анджей! Даже не надеялся на столь детальный литературоведческий разбор. Со многим согласен, синтаксические ошибки досадны, но набирал стихи через мобилу, не копируя оригинального текста моего сборника. Теперь, по существу замечаний. Не сочтите за труд прочитать, любезный друг.

1.«Мне, окрещённому, ночью привиделись вдруг.»
«Окрещённому» - не считаю, что это слово правильно здесь употреблено, тем более в мистическом подтексте. Обычно его употребляют в смысле более приземлённом, часто ироническом: «Окрестил врага дубиной по голове» или что-то подобное. Мой вариант: «Мне же, крещёному, ночью привиделось вдруг.»
Окрещённый - часто употребляемое в полевых дневниках 1 Мировой слово,
употреблялось оно и у Гумилёва. "Мне же...", на мой взгляд, парзитично. Какие иные варианты могут быть?


2. «С нежностью Господи смотрит под куполом церквы», «Церкви» пишется через «и».
Как может «Господи» - смотреть? Господь – да, а «Господи» - обращение к Богу, типа «Спаси меня, Господи». Я бы изменил эту фразу примерно так: (С нежностью смотрит Господь из-под купола церкви)
Купол церкви часто расписан Ликом Господа, но правильное "Господь" не влезает в строфу. Варианты? Церква - украинизм (дословно - церковь). Для офицеров ЦА, выходцев из Украины, правильным считалось всё-таки "церква". Этот факт и был использован при переработке текста.

3.Тени усопших свечу заслоняя рукою,
Молча взирают провалами мёртвых глазниц,
Видом своим призывают к прощенью, к покою.
И, всепрощённый, пред ними я падаю ниц.
Тени усопших в вашем варианте только «призывают к прощенью, покою», откуда же вы получили прощение, что «И, всепрощённый, пред ними я падаю ниц.»? И как могут тени «заслонить свечу рукою»? Их много, раз употреблено множественное число «тени», а рука, получается, у них на всех одна. К тому же тени почти прозрачны и никак не могут заслонить огонь свечи. Провалами мёртвых глазниц обычно взирает череп, тени - бесплотны.
Будучи в сельской церкви на богомольи, обратите внимание на эффект - группа бабушек и дедушек заслоняют свечу рукой от случайного дуновения, на стене эффект - головы молящихся и тень от ОДНОЙ руки. Наблюдал сам. Далее, найдите на стене у тени, подсвеченной свечкой, глаза! Там будут именно провалы, как у черепа. Тут имеет место гипербола - молятся-то живые, а на стенах - как буд-то тени усопших. Реально-то, тени с кладбища в церковь не идут... Мне кажется, что хорошая молитва делает тебя всепрощенным. Хотя, не факт, подумать надо...

4. Будто вручает страдальцу терновый венец…
Терновый венец «одевают страдальцу» на голову, чтобы хорошенько помучился. У вас же получается, что ему торжественно, как олимпийский венок, скажем, вручили терновый венец, он напялил его на голову и с блаженной улыбкой пошёл страдать дальше.
Нет, смысл сказанного - нежный Господь отдаёт СВОЙ терновый венец страдальцу, дескать, иди страдать дальше, ибо Per aspera ad astra!

5. Я ухожу из России последний и первый,
В память впитавши удары убитых сердец.
Как это – «последний и первый»? Какой всё же? И слово «впитавши» звучит чужеродно, оно из речи извозчика, но не дворянина и офицера.
Опечатка, пропущена буква "й" - в оригинале ухожу последний, но первый, впитавший удары сердец. Исправлю.


6. Белая кость, но окрасилось всё-таки красной…
Белое воинство… Без оскорблённых столиц…
«Оскорблённые столицы» - это куда? В оригинале "оскоплённые столицы", но друзья посоветовали так. А разве хамом столицы (СПб и М) не были оскорблены?

7. Нам ведь не даром повешены наши погоны,
Прошлым солдатским Егорий крестовый горит!
Погоны не вешают, они не люди или кошки. Их одевают, пришивают, присваивают в конце концов вместе с очередным званием. Вот содрать или оборвать погоны – это запросто!
Солдатского прошлого никак не могло быть у царского офицера. Все офицеры были дворянами, только младшие прапорщики или прапорщики могли быть из нижнего сословия, но в силу происхождения их дальнейшее продвижение по службе было невозможно. За исключением единственного случая, если прапорщик бывал награждён за храбрость орденом «Владимира с крестами», что автоматически давало ему и всей его семье потомственное дворянство.
Повешены, согласен, вульгарно и неправильно. Варианты? Оба брата не были дворянами, столбовой дворянкой была бабушка. Дед и его брат были мещанами Харьковской губернии. Мой дед, работая землемером (инженерная должность), был призван в 14-м но не на фронт, а в артиллерийское училище, которое окончил с отличием в середине 15-го и попал на Рижский фронт. С фронта, несмотря на контузию, вернулся после Октябрьского переворота в чине штабс-капитана. Его брат после отмены декрета о кухаркиных детях, ещё ранее, кажется, в 11-м попал в академию Генштаба, и к Октябрьскому перевороту уже был полковником. До 11-го года начинал рядовым и получил Георгия за храбрость, кажется в Манчжурии. Ваши сведения, ротмистр о продвижении чинов в ЦА неточны! :)

8. Штабс-капитан, но и выбор свой сделать сумел он:
С фронта зачем-то ушел в продотряд РККА.
Лишний слог – РККА читается как ЭРКАКЭА, но не ЭРКАКА.
Рабоче-крестьянская красная армия в те годы произносилась именно ЭРКАКА, что было причиной для многих шуточек со стороны имиграции, типа "Призывают мудака Из деревни в РККА".

9. Всех коммунаров рукою схватили за ворот…
Брат мой в усадьбе остался лишь с сыном один.
Слово-паразит «лишь», оно здесь совершенно ЛИШнее.
Согласен, варианты?

10. Польская бона табличку снесла коменданту…
Если имеется в виду воспитательница ребёнка, то пишется «бонна», а «бона» это совершенно другая вещь. Есть денежные боны, например, есть бон – морское заграждение и ещё несколько значений.
Согласен, опечатка, в оригинале проверил - бонна.

11. Брат в офицерском мундире, но без аксельбантов
Перед военной разведкой, увы, предстаёт.
Ношение аксельбантов на полевой форме офицеров царской армии категорически исключено. Только на парадной форме и в торжественных случаях
"Аксельбантом" на фронте называли обычный карандаш для записи срочных приказов. Он торчал из кармана мундира, как настоящий аксельбант. У меня в оригинале - в кавычках и в единственном числе.

12. «Ты, Алексей, подпоручиком движешься с нами,
Или придется исполнить тебе приговор…»
Здесь сразу два нонсенса: а что, можно двигаться генералом или майором? Может быть, вы хотели сказать «С подпоручиком»?
Фраза «Или придется исполнить тебе приговор…» по её смыслу понимается как то, что Алексей должен исполнить приговор. А звучать должна «Или придётся исполнить ТВОЙ приговор».
Смысл - разжалование до подпоручика из штабс-капитана. Приговор выносят и исполняют кому-то. Варианты?

13. Вот, опустела усадьба, и стал сиротою
Мальчик, которому отроду восемь годков…
Только в саду за пожухшей и редкой листвою
Яблочко красное спряталось, будто бы кровь…
От роду – пишется раздельно. «Вот, только, будто-бы» - это всё лишние слова, не несущие смысловой нагрузки, слова-паразиты.
От роду - опечатка, в оригинале раздельно. Чем заменить слова паразиты? Помогите, плз!

14. Вот и приходит однажды письмо из Парижа
Сына убитого брата в Сорбону зовут:
Мальчик считается жертвою зверств большевизма -
Сын офицера, забытый Отечеством тут…
«Вот, тут» - тоже самое. Если вы имеете в виду университет во Франции, то его имя Сорбонна, Сорбоннский университет.
Исправил в оригинале, но... Не поленился достать письмо. В нём Сорбонна с 1-м "н"!!! (возможно, украинизм - по-украински пишется действительнос с 1-м. Вот интересно! Внимание никогда не обращал)
Варианты "вот-тут"?

15. Городу сонно, его черепичные крыши
Скрипом пытаются вторить хлопкам канонад.
Не представляю, как можно протяжные скрипы принять за удары канонады.
Я был на офицерских сборах. При выстреле из танка (стоял рядом, а потом и стрелял)черепица на сельском доме кудахтает и СКРИПИТ, именно так.

16. Графская пристань, и дует пронзительный ветер…
При чём Графская пристань и ветер? Предложение не согласовано. Правильнее «Графская пристань, где дует пронзительный ветер».
Спасибо, согласовал в оригинале.

17. В этом последнем бою мЕня пулей не ранят,
Я выделил неправильно падающее ударение в слове «менЯ».
Думаю, допустимо, или покапаться на странице Анджея? :) Шутка...

18. Чайки уже повернули на Графскую пристань…
Молча на стенах каюты взирал Государь,
Словно, не требуя, просит: «Голубчик, ты – выстой…
Если не сможешь, наотмашь себя не ударь!»
Государь может «взирать СО стен», но никак не НА стенах.
И при чём здесь «удар себя наотмашь»? Это смысловая нелепица.
Согласен, но "со стен" даёт сосущий эффект. Варианты?
" Он наотмашь стегнул себя ладонью по лицу. Видение исчезло, оставив чувство собственной никчемности и гнилостный привкус во рту." http://allbest.ru/library/texts/fansy/rf/msd4/15.shtml

19. Брызги осели на дивные детские банты,
Песню надрывную пьяный казак затянул…
«Где Вы, поручик, сложили свои аксельбанты?
Иль на имущество Ваше чужак посягнул?
«дивные детские» «д» плюс опять подряд «д» и вообще, это моё сугубо личное мнение, но «дивные» не сочетается с «детские». И опять «аксельбанты».
Аксельбанты см. выше
Дивные детские напевы употребительны, почему же банты исключение?

20. Вспомните, сударь, Клико бушевало в бокале,
Светлый паркет от дыхания вальса страдал…
Эти три года в надежде и в вере скакали,
Белый Егорий дорогу к концу показал.
Как может паркет «страдать от дыхания вальса», если он создан для того, чтобы на нём танцевали? И «три года… - скакали» вообще ни в какие ворота. Может быть «проскакали», это ещё куда ни шло…
Из воспоминаний штабс-капитана Макарова, адьютанта генерала Май-Маевского "...Паркет в комнате был окончательно испорчен непрерывным вальсированием безмятежных дам..."
"С верой в победу три года в седле проскакали..." Лучше?

21. Что Вы, голубчик, не надо гусарской рулетки!
Душу я Вам потревожил, извольте простить!..
Нас ожидают София, Стамбул и кокетки!
…Господи, только бы жён на панель не пустить!..
Не было никогда «гусарской» рулетки, была и есть «русская».
И рифма «простить-пустить» режет восприятие.
Хотя "Гусарская рулетка" поёт Люба Успенская, я заменил на "Не надо нам русской рулетки"

22. Мне предсказала гадалка – Оракул Дельфина,
Что я в Россию уже никогда не вернусь:
В Плевене тихо скончаюсь я от кокаина,
Так, что на сердце у всех неизбывная грусть…»
Не было в истории никогда «Оракула Дельфина» - был Дельфийский Оракул, в древнегреческом городе Дельфы. Ему служили жрицы-пифии. Они же и расшифровывали предсказания оракула.
Дельфина - имя собственное севастопольской гадалки того времени, на её салоне, судя по старым фотографиям, написано "Оракул - Дельфина".
А относительно Дельфийского оракула, так у меня есть сочинение на эту темы, но оракул с маленькой, как то греческое воючее болото, и Оракул с большой - две разных вещи (как между "на тебе" и "во тебе", как говорят в Одессе)

23. Солнце постылое скрылось за кромкою глади,
Ну, «постылое солнце» можно понять, хотя все мы - потомки солнцепоклонников-славян, а у них (и у нас, желательно), никогда не называть солнечного бога Ярило нехорошими словами, даже самыми невинными в этом смысле.
А «за кромкою глади» - это куда солнце скрылось? Почему нет уточнения, скажем, «водной глади?» Можно и вышивать гладью…
Ой, ну это... Пароход по суше ведь не ходит...

24. Были балы, а потом лишь аллюр эскадрона,
Был Петербург… За спиною Россия в крови.
«были – был». Вообще рекомендуется как можно меньше употреблять все эти «был»ы, это признак плохой квалификации писателя или поэта. Произведения начинающих обычно пестрят ими.
Акцент именно в этом - "были балы", "были" многократно у Надсона повторялось, был такой "начинающий" поэт. :)

25. Штабс-капитан, оглянитесь на сонные дали:
Если сейчас, ещё можно пытаться доплыть!..
Впрочем, и Вам ведь последний патрон выдавали, -
Знаете, как ностальгию стволом укротить?!»
Ностальгию можно «прекратить» навечно, но не «укротить». Однако, не настаиваю на этом, может быть и укротить её можно «стволом», однако сама фраза звучит неряшливо. Ну и «доплыть-укротить» - это «детская» рифма, а я принципиальный противник рифмовки глаголов.
Согласен, Ваши варианты?

26. Рву я на кителе ворот – исчезло дыханье…
Снова ко мне подступил ностальгический бред:
Эхо псалмов, и в Казанском моё отпеванье…
Ладана привкус… О, Господи, силы уж нет!
«дыханье-отпеванье». В принципе, красивая рифма, однако зарифмованы одинаковые части речи, простовато, сказал бы. Хотя и сам часто грешу этим, когда нет другого выхода.
Увы... из слова песню не выкинешь... :)

27 Спуталось всё: упокойно поют «Алилуйа!»,
Пламя свечи совершает прощальный обход,
Падаю в вечность, распятье Иисуса целуя…
Память уходит, двадцатый кончается год.
Можно петь «спокойно», или петь «за упокой», но никак не «упокойно».
Это слово в русском языке вообще отсутствует. Я приветствую неологизмы – это ваше право, конечно. Язык – это море, он постоянно изменяется.
Петь упокойные песни можно, а упокойно петь нельзя? Неологизм

28. Слово «Алилуйа!» пишется «Аллилуйя» Исправил, в более поздних стихах пишу правильно, а это писалось в доинтернетную эпоху.
02/02/2008 22:01
От Anjey
Знаєте, Олексію, мені колись довелося трохи попрацювати на Житомирщині та Киівщині, то я заради цікавості вивчив українську мову десь за півроку, вона дуже подібна до польської, взагалі це мови-сестри. Ще трохи розмовляю, пишу та читаю англійською, розумію арабську, але зараз мова не про це, а про те, що ніхто не привітає українизми у віршах російською мовою, та навпаки - росіянизми у вірщах українською. Тому ваші зауваження про "церквы" не можу прийняти, вибачте!
Я швидко відгукнуся своїм гучним відгуком на той ваш відгук, що на мій відгук. :)))

И "ваще", меня рыбалка ждёт, спать пора, вставать рано, а я тут увлёкся с вами...

Шутю, миня перипалняет чуство радасти ат таво, што завтра васкрисенье и рыбалка. Пажилайте мне харошева улова, до устречи на сайти!
Ваш Anjey
02/02/2008 22:37
Идёт по Китежу молва:
В сетях у Anjey - вся плотва!
Пусть рыба ловится большая
И к Вам стремится рыбья стая!!! :)
Успехов!!!
03/02/2008 00:04
<< < 1 > >>
 
Современная литература - стихи