ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

ЧАСТЬ III КОЛОНТАЕНКО

Автор:
Автор оригинала:
ПРОДОЛЖЕНИЕ
Жанр:
ЧАСТЬ III
СЕМЬЯ СУВОРОВЫХ-КОЛОНТАЕНКО
(Воспоминания Бориса Ивановича Суворова.
Стихи Александра Головко)

* * *
Фронтовик Колонтаенко,
Стал вдруг сватом Суворову.
Лётчик был и танкист,
Тот и этот – герой,
Поженились их дети
И случилось так здорово –
Продолжатся в истории им детворой.

Есть в семье – два героя,
Защищавших отчизну,
Это гордость их детям,
Внукам, правнукам их!
Чтобы нить не рвалась
В продолжении жизни,
Сохраните вы память
О предках своих!

И тогда сохранится
И жизнь, и Россия,
Лишь на это надежда −
Хоть в труде, хоть в бою.
Комиссары Суворовы,
Вы сильны, как и прежде,
С Колонтаенко вместе
За Россию − в строю!

ФОТОДОКУМЕНТЫ, МАТЕРИАЛЫ О КОЛОНТАЕНКО, ЕГО СЕМЬЯ, ОДНОПОЛЧАНЕ

«ПЕСТРЫЙ ЦВЕТОК»

Пёстрый цветок на борту фюзеляжа –
«Мессер» фашистский, матёр и жесток,
Так называли себя они важно:
“Blumen Berlin” иль «Берлинский цветок».

Что тут сказать, были лётчики асами,
Это не то, что безусый юнец:
В Англии, Франции, соколы наши ли…
С ними сражаясь, нашли свой конец…

Мог покуражиться в небе Парижа ли,
В небе над Лондоном и над Москвой.
Сопровожденье на блюдечке выложит
Жертву − собьёт, ведь ему не впервой.

Как на охоту выходит он с псами,
Словно на зайцев в лесу.
Звякнет железными немец крестами,
Что на груди навесу.

Крест равносилен Герою в Союзе,
В нашей советской стране.
Их же у фрица – четыре над пузом,
Многих сгубил на войне…

Он далеко не профан и не паинька,
С хваткой смертельною − дог,
Но на пути – молодой Колонтаенко
Встретил тот «Пёстрый цветок».

Быстро блеснула на солнце эмблема!
Жора, куда ты? Назад, баловник!
Но не возникла пред Жорой дилемма –
Ринулся в бой напрямик.

«Пёстрый» уйти от тарана пытается
С переворотом – стремительно вниз,
Но на прицел пацану попадается.
Очередь. «Пёстрый завис…

Так! Получай же красивая гадина!
Рухнул он где-то в кусты.
Позже останки его были найдены,
Целы лишь только кресты.

Спросит командующий удивлённо
У командира полка:
- Что за смельчак там у вас одарённый –
Аса достал с «потолка»?

Скажет в ответ комполка без утаинки:
- Есть такой лётчик. В толк не возьму:
Жора – мальчишка ещё – Колонтаенко,
Лет - восемнадцать ему…

НАКАНУНЕ ДНЯ АВИАЦИИ
(статья из газеты «Ростовский пилот»)

Это было в дни Великой Отечественной войны.
Каждое утро в одно и тоже время над нашими боевыми позициями появлялся скоростной немецкий истребитель с нарисованным на фюзеляже большим пестрым цветком. Так называли воздушного головореза из особой группы немецких летчиков «Цветок Берлина». В эту группу входили отборнейшие немецкие асы, сражавшиеся над Англией, Францией, Югославией, чудом уцелевшие под Сталинградом. За немецким самолетом с пестрым цветком на фюзеляже долго охотились наши истребители, пока его не сбил молодой советский летчик-истребитель Георгий Колонтаенко. Произошло это в обычный фронтовой день, когда он нес боевую вахту в воздухе, прикрывая наши наступающие войска от разбойничьих полетов фашисткой авиации. Нужно сказать, что Колонтаенко тогда летал в паре со своим боевым другом, таким же молодым летчиком-стребителем Андреенко. День выдался чудесный. С утра яркие лучи южного солнца залили израненную снарядами и бомбами землю, а небо казалось на этот раз синим и бездонным.
Немецкие самолеты появились неожиданно со стороны солнца, лучи которого слепили глаза нашим лётчикам. Колонтаенко заметил их вовремя. И в ту же минуту он услышал свою рацию наведения.
- Справа от вас «Мессершмиты», - произнес знакомый голос командира гвардейского полка. Приказываю атаковать врага.
Два наших истребителя полетели навстречу немцу. Их не пугало численное превосходство противника, и они смело приняли бой. Но в первые же минуты завязавшегося боя по приёмам фашистских летчиков, по технике их пилотирования, Колонтаенко и Андреенко поняли, что имеют дело с матерыми воздушными бандитами. Неожиданно фашистские самолеты разошлись в стороны, и на фюзеляже одного из них Колонтаенко увидел большой пестрый намалеванный цветок, о котором так часто говорили ему товарищи.
«Значит фашистский волк снова вышел на охоту, - подумал Колонтаенко, - Ну, что ж, померяемся силами!»
Наша пехота, наблюдавшая воздушный бой с земли, вдруг увидела, как несколько «Мессершмитов» попытались окружить краснозвездный самолет Андреенко. По-видимому, немцы готовили добычу для своего командира с пестрым цветком на фюзеляже, который в это время держался в стороне, ожидая минуты, когда можно будет ввязаться в бой и спокойно расправиться с русским истребителем.
Такое уж правило существовало в немецкой армии. Колонтаенко, отогнав от Андреенко несколькими очередями немцев, совершил молниеносный переворот и устремился к ничего не подозревавшему немецкому асу. Тот, заметив опасность, резко взмыл вверх, чтобы оттуда атаковать и сбить дерзкий русский истребитель.
В высшем пилотаже фигура, которую применил немецкий ас называется «реверсман». Самолет свечой идет в небо и, достигнув высшей точки своего подъема, повисает в воздухе и затем камнем несется вниз. Колонтаенко подошел вплотную к немцу и длинной очередью прошил яркий цветок на его фюзеляже.
Когда несколькими часами позже из обломков вражеского самолета, упавшего на землю, был извлечен пехотинцами обезображенный труп немецкого аса, на его мундире оказалось четыре железных креста. Отпетый фашистский разбойник из банды «Цветок Берлина» закончил свой бесславный путь, погибнув от руки отважного советского летчика.
(железный крест считался высшей наградой для офицерского состава Германии, прим. Б. Суворова).
Однажды Георгий Колонтаенко, участвуя с другими летчиками в отражении налета вражеской авиации на наши войска, уничтожил в воздушном бою сразу две немецких машины. Сначала он сбил пикирующий на объект самолет «Юнкерс-87», а затем, когда на выручку фашистам пришли их истребители, после короткого боя, уничтожил «Мессершмитт-109» В другой раз наши штурмовики готовились нанести дерзкий удар по одному из аэродромов немцев. Для прикрытия штурмовиков в воздух поднялись две группы истребителей и среди них и Георгий Колонтаенко. Немцы пытались помешать нашим летчикам прорваться к цели. «Мессершмиты» и «Фокке-Вульфы» с разных сторон яростно набросились на штурмовиков, но, благодаря решительному противодействию наших истребителей, их атаки успеха не имели.
Дружно дрались гвардейцы, сбивая одну за другой немецкие машины. В этом бою Георгий Колонтаенко пошёл в смелую атаку на «Мессершмита». Немецкий самолет, пытаясь спастись бегством, сделал резкий переворот, но было уже поздно. Желтое брюхо хищника попало в сетку прицела Колонтаенко. Прошитый огненной трассой, он потерял скорость, и через минуту от прямых попаданий снарядов рассыпался в воздухе.

Кто же такой Георгий Колонтаенко?
Нам особенно приятно сообщить ростовчанам, что это наш земляк, за годы войны прошедший путь от рядового пилота до опытного командира звена.


* * *
Кто такой Колонтаенко? – Рад сообщить:
вы поверьте, он был настоящим героем!
Про таких говорят: «Это Родины щит»,
как танкист ессентукский - Суворов.

Колонтаенко - лётчик, сбивший много врагов,
грозных асов фашистских над нашей землёю,
что несли разрушение, смерть с облаков
летом мирной стране той военной порою…

Он - земляк ростовчан, восхищаются им,
но с таким же успехом назвать земляками
можно всех, кто отважен и непобедим,
кто нам жизнь отстоял в страшной схватке с врагами.

Колонтаенко Жора - обычный малец,
как и тысячи сверстников жил пред войною.
Словно знал назначенье своё и венец -
защищать то, что дорого сердцу - родное.

Да, он знал и готовился. Аэроклуб
лишь закончил. Училище лётное.
Юный возраст и светлый пушок возле губ,
и досрочно - сержантское звание «льготное»:

Не успел доучиться, послали на фронт
с лейтенантами, скидки на возраст не делая:
девятнадцать ему, он потом доберёт
опыт в небе, как ласточка смелая.

Прост в общенье с друзьями, открытый лицом,
весь как будто для неба заточен,
невысок, коренаст, стал он быстро спецом
дела лётного, в нём − аккуратен и точен.

Что тут скажешь? – Одно: удивленье, восторг!
Видно, лётчиком нужно родиться.
Хоть и звался «ведомым», в сражении − бог,
он давал «прикурить» всяким асовским фрицам.

Он ведущего друга в боях прикрывал,
Литвинчук был уверен в подмоге.
Жора в схватках воздушных не отставал,
побеждать с ним науку учил понемногу.

И кому тяжелей, разве в этом вопрос?
Друга чуять плечо, пульс сердечный.
И всегда побеждать - смысл науки той прост,
как один организм жить, хотя б скоротечно.

Сколько было потерь, сколько сбито врагов,
и фашистских потоплено транспортов в море?
Самолётов, как стоптанных сапогов
за войну, и геройских прожитых историй.

Если б всё записать, если всё рассказать…
И сложить километры, трофеи, итоги,
вспомнить верных друзей, их родные глаза,
фронтовые пути и дороги…

И какие придумать весы для того,
чтобы ненависть взвесить страдания, нервы,
что пришлось в той войне нам излить на врагов, -
не найти таких гирь, не найти такой меры…

Меры нет. Но есть память, о ней говорят
о страдавших, погибших, нам жизнь подаривших.
Кровью красные маки на склонах горят,
Зацветая весной к дню Победы кострищем…


БОЕВОЙ ПУТЬ ЛЕТЧИКА-ИСТРЕБИТЕЛЯ МОРСКОЙ АВИАЦИИ КОЛОНТАЕНКО Г.П. (ОЧЕРК Б. И. СУВОРОВА)

Эта книга выходит в годовщину 70-летия окончания Великой Отечественной войны для увековечивания памяти наших родителей, благодаря которым мы, живущие на этой земле, продолжаем растить наших детей, внуков и правнуков.
Наши родители, одержавшие Победу над чудовищным врагом - фашизмом, ценой жизни 27 миллионов погибших граждан СССР, спасшие от гибели весь мир, мечтали, что на земле установится мир и всеобщее процветание, но фашизм, как порождение капитализма, начал возрождаться даже в благополучных капиталистических странах, таких как Швеция, Норвегия, Франция, Германия, Англия и США.
Не успела закончиться эта война, как бывшие наши союзники США и Англия, стали строить планы уничтожения СССР, решив подвергнуть атомной бомбардировке 300 наших самых крупных городов. И только благодаря созданию в нашей стране атомного и водородного оружия эта их затея провалилась.
США в послевоенный период стали развязывать военные конфликты в разных точках мира, делая всевозможные попытки к уничтожению демократических режимов, появившихся после победы над фашизмом. США, абсолютно ни с кем не считаясь, в порядке устрашения, прежде всего СССР, сбросили две атомные бомбы на Хиросиму и Нагасаки, уничтожив сразу сотни тысяч мирных жителей. Триста американских самолётов «ковровой» бомбардировкой буквально сравняли с землёй Токио, о чём раньше как-то мало упоминалось, но в канун 70-летней годовщины - 9 марта 2015 года показали по ТВ эти страшные кадры. Вот она, чудовищная морда, хищный оскал капитализма, цинично рядящегося в тогу демократического общества, особенно это наглядно видно по событиям в Украине…
СССР, чтобы прекратить бессмысленную бойню, демонстрацией своих сил принудил капитулировать Японию, сохранив тем самым жизни простым японцам. Тогда США развязали войну в Корее, во Вьетнаме, Лаосе, Индокитае. Уже в новейшей истории уничтожили Югославию, как государство, ранее способствуя развалу Советского Союза. Привели к власти антинародные режимы в Польше, Латвии, Эстонии, Литве, Молдавии, Грузии, Венгрии, Чехословакии, теперь вот в Украине.
В стремлении подчинить своему влиянию страны, богатые нефтью и газом, развязали военные действия на Ближнем Востоке, в ранее демократических странах: Ливии, Сирии, Египте, Тунисе, Ираке, Афганистане и других точках земного шара. С помощью экономических санкций, Америка грубо вмешивается во внутренние дела таких стран, как Иран, Куба.
Развязанная в последнее время с помощью Америки гражданская война на Украине, принятые к России экономические санкции, в ответ на её стремление погасить любыми способами военный очаг в центре Европы, вынудили нашу страну и президента принимать ответные меры по защите своих интересов. Видя это, союзники под крылом НАТО цинично начали травлю России, чтобы уничтожить её свободолюбивый народ, его культуру и духовность, захватить территории, природные ресурсы и стереть память людей земли о стране, которая фактически единолично победила ФАШИЗМ, при этом забыв слова Юлиуса Фучика: «Люди будьте бдительны!»
С фашизмом нельзя заигрывать, объявлять его другом и «партнером», надеяться на его перевоспитание. ЭТО НЕВОЗМОЖНО!!! История многократно подтверждала эту аксиому.
Всю силу нашего народа, нашей армии, нашего государства и союз со своими друзьями наша страна после Сталина фактически утратила. Кучка внутренних врагов и явных предателей под фальшивым предлогом о повышении благосостояния нашего народа уничтожила СССР, оплот СЭВ (Страны Экономической Взаимопомощи), Варшавский договор, развалила армию, нарушила человеческие связи между братскими народами, предала друзей, получив взамен от бывших союзников ненависть и презрение. Бывшие страны, которые спасла от уничтожения Россия, теперь цинично отворачиваются от нас. Для того, чтобы не допускать возникновения подобных ситуаций, мы должны помнить о цене мирной жизни, о тех, кто завоевал мир для нас, поэтому сегодняшняя обстановка требует быть бдительными как и прежде.
Эта глава в книге о молодом герое того поколения, которое воевало с коварным и сильным врагом - фашизмом. Несмотря на его огромное превосходство в начале войны, наш народ сумел победить эту машину смерти силой своего духа, патриотизма, человечности и героизма. Примером этого стал боевой путь 19 -летнего ростовского парня Колонтаенко Жоры, как его звали боевые товарищи.
Сбив за войну двенадцать самолетов противника, участвуя в тяжелейших боях, выручая своих товарищей, рискуя жизнью, он из сержанта вырос в командира звена, был награжден шестью орденами и двенадцатью медалями.
Гвардии капитан Колонтаенко Георгий Пантелеевич в1945 году в составе 11гвардейского истребительного авиаполка ВВС ВМФ был переведен на Тихоокеанский Флот. Его аэродром базировался рядом с селом Николаевка Сучанского района Приморского края. В 1945 году он женился на Лидии Демидовне Побойной (моей теще) и в 1946 году у них родилась дочь Людмила, впоследствии ставшая моей женой.
Документов, кроме фотографий и скупых рассказов о периоде службы на Дальнем Востоке Георгия Пантелеевича в его архивах не сохранилось. Из мимолётных рассказов я запомнил, что ему пришлось воевать и в Корее «советником». На семейной фотографии, сделанной в 1952 году, видно, что у Георгия Пантелеевича прибавилось наград, появился второй орден Боевого Красного знамени, второй орден Красной Звезды, несколько медалей, в том числе и иностранные. Уже сегодня меня заинтересовал тот факт, что в 1942 году Георгий Пантелеевич сбил пять самолетов противника, одновременно у него шла и рядовая служба по сопровождению штурмовиков и бомбардировщиков, производилась разведка, прикрытие аэродромов, морских портов и судов. В 1943 году он сбил ещё 5 самолетов противника и выполнял всё ту же военную работу. В 1944 сбил ещё два самолета. А ведь первую свою награду – орден Боевого Красного Знамени за № 48390 он получил по указу № 72 от 03.10.1943 года, уже имея на счету 10 сбитых самолетов противника и более 300 боевых вылетов. Объяснение такому положению я нашел в мемуарах Героя Советского союза Минакова Василия Ивановича, в его книге «Фронт до самого неба», где автор дал ответ на вопрос, который задали военкому Управления ВВ ВМФ Алексееву В.А. летчики истребительного полка. Вопрос такой: «Товарищ дивизионный комиссар, - обратился один из летчиков, - у нас многие сделали более чем по семьдесят боевых вылетов. По положению должны присваивать звание Героя. Почему не присваивают?»
Алексеев подумал, словно вспоминая что-то.
- В Севастополе,- сказал дивизионный комиссар, - в госпитальном подвале мне тоже задали трудный вопрос, но несколько иного свойства. Один матрос, весь израненный, спросил: «Почему, - говорит, - лишаете меня права умереть вместе с друзьями на Малаховом кургане, в бою? Почему эвакуируете на Большую землю?»
Ваш вопрос легче. Сами сказали - «многие». Героизм стал массовым и в этом залог нашей победы. Приходится выбирать героев из героев. Думаю, обижаться на это не стоит. Вот начнем наступать, будут и награды. Надеюсь, зачтётся и то, что сейчас не зачлось. Согласитесь, не очень-то ловко отступающих награждать. А отступать с наградами – тем более. Бейте, товарищи, врага ещё крепче. А Родина не забудет ваших подвигов и заслуг.
Действительно, то поколение не считало полагающихся им наград, било ненавистного врага и к середине 1943 года сумело перейти в контрнаступление. Для Георгия Пантелеевича война не закончилась 1945 году. Он вместе с другими советскими летчиками воевал на Дальнем Востоке против Японии до полной её капитуляции. Затем была война в Корее, там советские летчики, воевавшие на стороне Северной Кореи, встретились в боях со своими бывшими союзниками – американцами, серьёзными противниками, воевавшими на стороне Южной Кореи. С его слов я узнал, что за период, когда Георгий Пантелеевич участвовал в той войне, он был награжден орденами Кореи и СССР, был представлен к высокой правительственной награде – званию «Герой Советского Союза», но в результате каких-то непонятных событий награждение не произошло.
Вместе с ним воевали такие прославленные асы, как Герои Советского Союза - Сутягин, Лисицин. В 1952 году Георгий Пантелеевич демобилизуется и возвращается в свой родной город Ростов-на-Дону, поселяется у родителей в частном ветхом доме по переулку Лечебный 27. Устраивается на работу слесарем на тарную базу, так как гражданской специальности приобрести до войны не успел, а после войны хотелось просто трудиться хоть на любой работе.
Я, его будущий зять, после окончания в 1970 году Новочеркасского политехнического института, был распределён на работу в проектный институт «Ростовгипрошахт» в городе Ростове-на-Дону, и через своих институтских друзей Сидельниковых Володи и Люси познакомился с моей будущей женой Людмилой. В 1972 году мы сыграли свадьбу, и я вошёл в семью Колонтаенко, как зять. В 1973 году у нас родился сын Вячеслав, и в том же году мы с женой переехали на мою родину в Ессентуки. Я поступил на работу старшим инженером в Управление капитального строительства Ставропольского крайсовпрофа, а Людмила - в трест «Севкавкурортремстрой» экономистом. Через семь месяцев мы получили, благодаря моему начальнику Белоконь Николаю Павловичу, двухкомнатную квартиру в городе Железноводске. Лидия Демидовна и Георгий Пантелеевич очень были рады за нас.
По характеру моей работы мне пришлось в первую свою командировку поехать в город Ростов, и каково было мое удивление, когда я обнаружил в управлении «Севкавкомплектоборудование», куда я приехал, моего тестя в должности старшего инженера. На новой работе Георгий Пантелеевич сразу завоевал авторитет, а благодаря его человеческому характеру и мне было легче в дальнейшей работе. В 1975 году у нас родилась дочь Наталья. Лидия Демидовна, работая в детском садике, стала постоянно забирать детей к себе. Я видел счастье родителей Людмилы в том, что внуки постоянно гостили у них, ходили в садик, где работала теща, которая помогала нам всем, чем могла, и радовалась за нас. Внуки наполнили счастьем жизнь родителей жены.

* * *
В 1978 году мы переехали в Ессентуки, поближе к работе, к моим родителям. Тогда в отпуск к нам стали приезжать родители из Ростова.
Как-то я обнаружил, что мой отец и Георгий Пантелеевич - настоящие герои, это случилось, когда они на праздник надели все свои ордена. По количеству наград и их значимости, они были настоящими героями! Окружающие их люди с восхищением смотрели на награды. Я тоже гордился ими, горжусь и буду гордиться всегда! Жизнь у нас и у родителей протекала счастливо до 1983 года, но скоропостижно умирает отец, а в 1985 году умирает мама, затем тетя Нюся, а в 1988 году брат Юрий. В 1985 году тяжело заболела Людмила и вынуждена была продолжительное время лечиться в Ростове, туда же по просьбе тещи переехал и наш сын Вячеслав, который в 1989 году поступил в Ростовский электротехнический техникум, он стал жить у родителей жены.
В 1991году скончалась Людмила, ее смерть подкосила меня и родителей.
В1993году ушла из жизни Лидия Демидовна, а в 1995 году тяжело заболел Георгий Пантелеевич и 12 января 1995 года его не стало. Мы осиротели и, казалось, что нет конца нашим бедам. В стране происходили непонятные события, галопировала инфляция, мы, как и большинство населения, лишились сбережений, которые наши родители откладывали на покупку дома (благодаря военной пенсии Георгия Пантелеевича за 1952-1995г.г. собралась значительная сумма). Появились проблемы с трудоустройством и питанием.
Вячеслав в 1994 году женился на Ирине. В 1998 году у них родился сын Максим, а в 2000-м родился Егор. У всех фамилия – Суворовы, но они не забывают и своего прадеда Георгия Пантелеевича и прабабушку Лидию Демидовну Колонтаенко. Вячеслав трудится на предприятии «РефлаксДон», Ирина работает в ателье мод. Дети учатся: Максим в авиационном колледже, идя как бы по стопам прадеда, а Егор - ученик школы № 17.
Наташа в 1992 году закончила среднюю школу и стала работать в ТОО «Югавтоматика», потом стала работать продавцом электротоваров,кем работает по настоящее время. В 1998 году вышла замуж за Колесникова Игоря, в этом же году у них родился сын Данил. Он с десяти лет активно занимается спортом, являясь членом юношеской сборной города по футболу. В составе сборной неоднократно участвовал в турнирах, занимал призовые места. Кроме футбола внук не равнодушен и к другим и видам спорта. Дважды Данил занимал первые места в городских соревнованиях по настольному теннису. Любит играть в волейбол, баскетбол, выступает в соревнованиях по лёгкой атлетике. Теперь он учится в педагогическом колледже, чтобы самому стать преподавателем физкультуры.

О славном боевом пути Колонтаенко писали и в газетах.
(Ниже приводятся выписки из газет, посвященных воздушным подвигам молодого летчика).

СЛАВНАЯ ПОБЕДА
Как гвардейцы - истребители сбили
11 вражеских самолетов.
(из газеты « За победу» от 15марта 1944года)

Это был дерзкий налет черноморских летчиков на вражеский аэродром, расположенный по ту сторону Днепра. Когда мартовское солнце, изредка выглядывая из-за хмурых облаков, начинало клониться к западу, две группы штурмовиков, прикрываемые истребителями Героя Советского Союза гвардии майора Денисова, поднялись в воздух.
По мере приближения к объекту врага погода резко ухудшилась, густая облачность спускалась местами до 200-300 метров. Но выполнение боевого задания усложнялось не только этим. В районе объекта было большое скопление немецких самолетов-истребителей и бомбардировщиков, аэродромы были насыщены наземной ПВО.
Ещё на подходе к объекту немцы значительными группами истребителей попытались помешать нашим самолетам прорваться к цели. «Мессершмитты» и « Фокке-Вульфы одновременно сразу с разных сторон яростно набросились на штурмовиков. Но, благодаря решительному противодействию гвардейцев-истребителей, атаки немцев были безуспешными.
Во время воздушной схватки ведущий первой группы противника попал в прицел нашего истребителя и прошитый меткой очередью Гайдурова врезался в землю.
Таким образом, все попытки врага помешать советским самолетам прорваться к цели, оказались тщетными. Десятки немецких истребителей были не в состоянии преградить путь группе черноморских штурмовиков и истребителей.
На немецкий аэродром обрушились бомбы и снаряды. Вспыхнули пожары, послышались взрывы. Горели их самолеты, взрывались склады…
А в это время в воздухе начался новый воздушный бой. Немцы имели значительное численное превосходство. Это обстоятельство не смогло смутить гвардейцев. Им не первый раз приходится бить врага не числом, а уменьем. Истребители Прозор и Колонтаенко стремительными атаками в упор расстреляли два немецких самолета, которые упали тут же на немецком аэродроме.
На отходе от цели, немцы продолжали наседать, но гвардейцы не подпускали их к штурмовикам. Когда один «ФВ-190» попытался приблизиться, гвардии капитан Герой Советского Союза Б. Литвинчук сбил его меткой очередью.
Новую победу одержал Герой Советского Союза гвардии старший лейтенант Стариков. Заметив, что пара немецких истребителей пытаются атаковать наши самолеты, Стариков рванулся к ведущему и открыл огонь. Немец хотел уйти с переворотом, однако было поздно, в прицеле оказалось желтое «брюхо» хищника, Стариков всей силой огня рубанул его в упор. «Мессершмит» развалился в воздухе.
Вскоре появилось еще до 15-ти «Мессершмитов». Теперь врага было в несколько раз больше. Еще одну победу одержал Стариков, когда два «Ме-109» пытались приблизиться к штурмовикам, он сделал левый разворот и со снижением нанес одному «Мессершмиту» смертельный удар. Немецкий самолет вяло завис в воздухе, а затем рухнул. Это был восьмой самолет, сбитый Героем Советского Союза Стариковым. По одной вражеской машине сбили Трофимов, Патерцев и Кольцов.

Стихотворение посвящается морским лётчикам 32-го авиаполка, сражавшимся в боях за Кавказ по эпизодам книги Героя Советского Союза, уроженца Минеральных Вод В.И. Минакова.

ВОЗДУШНЫЙ БОЙ

Воздушный бой. Сошлись с врагом мы «в рукопашной»,
Свой славный самолёт веду вперёд.
Мне «Фокке-Вульфов», Мессершмитов» бить не страшно,
В прицеле враг, не я, так он меня собьёт…
Мы на своей земле за право жить воюем, -
Ведущий и ведомый самолёт.
Прикрыть мне друга нужно, с ним сейчас в бою я,
И помогаю, коль ведущий фрица бьёт.
И вот напарник мчится снова быстрой птицей
Наперерез, смотрю: хотя бы он успел...
Фашист спешит свечою взмыть, чтоб уклониться,
Но брюхо жёлтое подставил под прицел…
Жмёт на гашетку друг свинцовою строкою
И «Фокке-Вульф» насквозь, как молнией прошит,
Он зависает обречённо, успокоясь,
И дымным штопором, срываясь вниз, шуршит.
Я торжествую. Но пока возможно рано:
Два «Мессера» на схватку к нам летят.
Ведущий сбоку вышел к фрицу филигранно,
В того, что справа – пули бешено свистят.
Враг загорелся сразу. Я без промедленья
На левого бросаю ястребка,
Мой Як-1 в бою строчит без утомленья,
Мы с ним едины, бьём врага наверняка!
А в чистом небе ясно солнце всем нам светит,
Под нами – море и синеет, и блестит.
Как хорошо, что я живу на этом свете,
Да только сердце что-то скачет и частит.
Не зря частит, ведь бой ещё наш не закончен, −
Над морем вражий виден гидросамолёт,
На траверзе у побережья, сверху точен, -
Подлодки наши сверху бомбами он бьёт,
Охотится дракон серо-зеленый,
Чудовищем летая взад-вперёд,
Неуязвим почти и оснащённый.
Но сбили мы его, прервав навек полёт.
А тут − вновь истребители, их восемь.
Успел подмогу, видно, вызвать их дружок −
Подбитый «Гамбург». Ног со страху не уносим,
Хотим им тоже преподать мы свой урок.
Вот к «Юнкерсам» рванули мы навстречу,
Направив прямо в лоб, противник удивлён,
Сбиваю одного, горит, как свечка,
Другой − ведущим с поля боя удалён.
И закружилась карусель вовсю лихая,
Я с «Мессером», он с «Хенкелем» нос в нос.
Пробит фонарь мой лобовой – «броня» плохая,
На голове срезает пуля клок волос.
И радионаушник отлетает.
Смерть в миллиметре – вжикнул яростно свинец…
Шутил ведущий после: «Немец – дрянь такая,
Испортил другу настроение, подлец!».
А фрицев снова, как из рога изобилия:
Четырнадцать уже я насчитал…
Подмогу попросили с базы. Били их,
Но бросить бой – никто в пылу и не мечтал.
Который раз с врагом сошёлся в лоб ведущий,
Вновь «Мессер» не стерпел и взвился вверх, -
Кишка тонка. И получил своё всяк сущий…
Пополним счёт мы свой с ведущим и успех.
Вот так мы воевали с чувством, с толком,
Быть может, кто-то скажет: просто повезло…
Не знаю, не без этого… но столько
Везти не может, если мастерство
В боях с врагом ещё не отточил ты,
Не чувствуешь товарища плечо…
Как ни крутись, но точно будешь сбитым,
Везение здесь, ребята, не причём.
Хоть горячи, но молоды мы были,
Но всё ж холодный вёл в бою расчёт.
Профессию и Родину любили,
И неба высь, что до сих пор к себе влечёт!
И неба высь, что до сих пор к себе влечёт…


Заметка из газеты «Ростовский пилот» от 17 августа 1945 года.

«Недавно мы писали о черноморском летчике-истребителе Георгии Колонтаенко, о его славном боевом пути от рядового пилота до командира звена.
В Краснознаменной гвардейской Николаевской части офицер Колонтаенко славится, как подлинный мастер воздушного боя. На его счету свыше 300 боевых вылетов. О героических делах Георгия Колонтаенко узнали работники кинофикации Ростовской области, которые вместе с ним работали до войны и написали ему и летчикам части следующее письмо:


Дорогой товарищ Колонтаенко!
Дорогие товарищи летчики! В дни, когда страна, родная Красная Армия наносит по ненавистному врагу сокрушительные удары на суше, в воздухе и на море, все наши мысли, наши сердца с Вами, доблестными защитниками Отечества.
В ответ на блестящие успехи черноморских летчиков, на одержанные победы в воздушных боях, нам хочется рассказать и своей работе.
Мы, работники кинофикации, после освобождения Ростовской области от немецко-фашистких захватчиков, восстановили и пустили в эксплуатацию свыше 100 киноустановок. Более четырёх миллионов советских граждан, освобождённых от фашисткой неволи, посмотрев патриотические кинофильмы, волнующие документы о Великой Отечественной войне, трудятся с ещё большим воодушевлением, отдавая все силы делу разгрома ненавистного врага».


Инженер ростовского треста «Севкавкомплектоборудование» Г.П. Колонтаенко получил письмо. Писали красные следопыты.

«Уважаемый Георгий Пантелеевич! Мы узнали, что во время Великой Отечественной войны, проявляя мужество в боях, вы сбили не один самолет фашистов.
Поздравляем Вас с наступающим праздником Победы над фашисткой Германией, и приглашаем на встречу в нашу школу в день Великой Победы. Ждем Ваших фотографий и материалов для нашего музея Боевой Славы.
С уважением и горячим приветом! Красные следопыты Лазаревской средней школы Краснодарского края».

Письмо взволновало ветерана. Думая о том, что ответить ребятам, он невольно перебирал в памяти каждый свой шаг. Прошлое явственно вставало перед его взором.
На военную службу Георгий уходил из Ростова. На прощание он по обычаю снял фуражку, поклонился тихому Дону. Но не о быстром коне думал в это время казак. Он видел в мечтах самолет... Любовь к полетам зародилась у него во время учебы в Ростовском аэроклубе, и тогда появилась мысль: идти только в авиацию.
И вот позади Ейское военно-морское авиационное училище. После выпуска сразу в бой. В непрерывных сраженьях терялся счет времени, не раз смерть ходила по пятам за летчиком.
Вот как скупо характеризуют его боевые действия строки служебной характеристики: «Колонтаенко пришел в часть молодым пилотом. За время войны стал асом, подлинным мастером воздушного боя. Он совершил 360 боевых вылетов, сбил двенадцать самолетов и вырос до командира звена»
Немало фашистских стервятников нашли могилу от меткого огня Колонтаенко. Особенно запомнился ему бой, когда был сбит воздушный головорез из так называемой группы «Цветок Берлина».
Фашисты попытались взять в клещи самолет Андреенко, его сопровождающего, иначе говоря, в авиации – его ведомого, но на помощь поспешил Колонтаенко и догнал врага. Увернувшись от огненных трасс «Мессершмидт-109» резко взмыл вверх, чтобы оттуда наверняка атаковать дерзкий русский истребитель. Не рассчитав скорость, гитлеровский летчик на мгновение завис в воздухе. Этот миг оказался для него роковым. Колонтаенко поймал врага в прицел и дал длинную очередь. «Мессер» камнем полетел вниз. Когда несколькими часами позже из под обломков извлекли труп фашиста, на его мундире оказалось четыре железных креста.
О подвигах донского сокола не раз писали армейские газеты, рассказывал писатель Леонид Соболев. Ему посвятил немало строк бывший летчик Герой Советского Союза Д. Зюзин в своей книге «Испытание скоростью». Ныне Г.П. Колонтаенко работает инженером. Работает с присущей ему напористостью. А в свободное время нередко идет к комсомольцам или пионерам, чтобы поделится воспоминаниями о своей боевой молодости.
К слову сказать, Георгий Пантелеевич за всю войну, участвуя в различных боевых операциях, совершив 360 боевых вылетов, каждый из которых мог окончиться его гибелью, но ни разу не был сбит. В лётных происшествиях записаны такие данные: «Отказ двигателя в двух случаях по вине завода. Лётчик мастерски произвёл посадки на неработающем моторе с высоты 50 м. Болезни, перенесенная дизентерия, вот и все его «неудачи». С детства привитые чувства смелости и храбрости, граничащие с бесшабашностью, помогли ему, несмотря на молодость, выигрывать воздушные бои с асами, на счету которых был многолетний опыт войны во Франции, Англии, Испании.
Многие соседи, прохожие в городе Ростове ужасались от того, что он в лютый мороз выходил во двор в одной майке за водой. А морозы в Ростове иногда доходят до 30 градусов.
Его неунывающий характер, юмор надолго запомнились и мне, его зятю. Вспоминаю один случай, когда я привез для Георгия Пантелеевича из Ставрополя две машины кирпича для облицовки его дома, который нам с тёщиным братом Анатолием, по привозу пришлось разгружать самим.
Анатолий работал тогда на шахте в Донецке, и поэтому взял с собой из дома две шахтерские робы и шапки, на которых были нарисованы белым номера для опознания в случае аварии… Любопытные соседи очень интересовались, где Георгий Пантелеевич достал кирпич, на что он, кивая на нас, сказал, что военкомат выделил ему кирпич и прислал двух заключенных в помощь для разгрузки. Он же теперь вынужден смотреть, чтобы эти заключенные не сбежали…
На другой день, когда к военкому пожаловала делегация, решившая тоже попросить для своих нужд кирпич, но только без «зеков», военком был сильно удивлён. Вначале он рассердился на такую шутку Георгия Пантелеевича, но потом вместе со всеми посмеялся, объясняя людям, что военкомат никогда не занимается подобными вопросами.
Мне нравилось рассматривать фотоснимки, где он снят с боевыми друзьями, всегда улыбающийся и самый молодой. Когда началась война, ему было 18 лет, но он догнал их по мастерству в умении летать и сбивать врага. В летной книжке, наряду с боевыми заданиями, записано об огромном объеме тренировок, это полеты ночью, в тумане. Записан большой объем занятий с молодыми летчиками. Сам Колонтаенко освоил много типов самолетов, на которых ему пришлось летать, таких, как ЯК-1И, УТ-1, УТИ-2, ЛАГГ-3, ЛА-5, «Аэрокобра Р-39», Миг-15.


ВОЕННОЕ НАСЛЕДИЕ КОЛОНТАЕНКО Г. П.
(Б. И. Суворов. Из «Личной книжки Г. П. Колонтаенко)

Я держу в своих руках «Личную книжку» летчика 11-го гвардейского полка ВВС ВМФ Колонтаенко Георгия Пантелеевича.
Год рождения − 2 декабря 1922 года.
Должность – командир звена
Военное звание - гвардии лейтенант.
Партийность − член ВЛКСМ с 1938 года.
Окончил 20 июня 1941 года ВМАУ им. Сталина ВВС ВМФ.
На фронте − с 28 июня 1941 года.
Семейное положение до войны − холост.
Адрес родителей: г. Ростов-на-Дону, Пролетарский район
18-я линия дом №80/27.
Отец − Колонтаенко Пантелей Васильевич, мать Колонтаенко
Екатерина Григорьевна.
Летал на самолетах У-2, УТ-1, УТ-2, УТИ-4, И-16, ЯК-1, И-5, ЛАГГ-3, «Аэрокобра-1», МИГ-3.

Общий налет до войны 236 часов11 мин.
Самолетовылетов − 297
Летные происшествия − 10. 09. 1942 года (поломка самолета ЯК1, производственный дефект), 12.04.1943 года − авария самолета «Аэрокобра» (отказ мотора в воздухе).

После окончания Батайского аэроклуба, поступил в Ейское военно-морское авиационное училище ВВС ВФМ, но началась война и, не закончив, он был выпущен в звании сержанта, тогда как другие курсанты успели получить звания лейтенантов.

БОЕВЫЕ ВЫЛЕТЫ С НАЧАЛА ВОЙНЫ ПО 1.01.1944 г.

Сопровождение бомбардировочной и штурмовой авиации. Кол-во вылетов −101; налет в часах − 113ч.31 мин.
Прикрытие кораблей − 28; в часах − 37ч. 47 мин.
Прикрытие Военно-морских баз – 52; 47ч. 50 мин.
Воздушная разведка – 2; 2ч. 20 мин.
Прикрытие наземных войск – 9; 10ч. 00
Прикрытие взлетной полосы боевых аэродромов − 15; 10ч. 27
Прикрытие разведчика-корректировщика – 6; 6ч. 52 мин.
Прикрытие аэродромов − 37; 33ч. 43 мин.
Вылет на штурмовые удары – 2; 2ч. 30 мин.
Прочие задания – 19; 11ч. 09 мин.
Итого: 265; 276ч. 09 мин.

Печать: Командир 1-й эскадрильи 11 гв. авиаполка
Герой Советского Союза, гвардии капитан Литвинчук /подпись/

Отсутствуют данные за 1945-1952 годы, в том числе участие в Корейской войне.
После окончания Великой Отечественной Войны Колонтаенко Г.П служил в Авиационном полку, который базировался рядом с поселком Николаевка, Сучанского района Приморского края, недалеко от города Владивостока.
С этого аэродрома советские летчики вылетали в Корею, где принимали участие в боях с американскими летчиками. Самолеты были уже реактивные. У нас это МиГ-15, у американцев – Сейбр-Ф-16.

КНИЖКА УЧЁТА (Сбитых в воздушных боях и уничтоженных на земле самолетов противника):

Дата. Тип. Кол-во. Индивидуально. Место падения. Подтверждение (подпись).

23,08,42 ХЕ-111 один индивидуально р-н Мирошники. Пост ВНОС *
нач. штаба (подпись).

12.09.42 Ю-52 один в группе аэродром Майкоп. Пост ВНОС
нач. штаба (подпись).

23.09,42 МЕ-109 один в паре р-н Лазаревской Пост ВНОС нач. штаба (подпись).


23,09,42 Ю-87 один индивуально р-н Туапсе Пост ВНОС нач. штаба (подпись).

28,09,42 Ю-88 один индивидуально р-н Туапсе Пост ВНОС нач. штаба (подпись).

21,08,43 МЕ-109 один звеном Анапа Пост ВНОС нач. штаба (подпись).

09,10,43, МЕ-109 один в паре Феодосия Пост ВНОС нач. штаба (подпись).

02,11,43, МЕ-109 один индивидуально Керченск. пролив Пост ВНОС нач.штаба (подпись).

25,11043 Ю-87 один в паре кв 3641 Черн.море ПостВНОС нач. штаба (подпись).

27,11,43 Ю-88 один в паре р-н Ак мечеть Пост ВНОС нач штаба (подпись).

10,03,44, МЕ-109 один индивид р-н Кульбакино Пост ВНОС нач. штаба (подпись).

19,03,44 ХЕ-111 один в паре ш-та 45,30 д-та 31,10 Пост ВНОС нач. штаба (подпись).

Итого: 12 самолетов. нач. штаба (подпись).
*Пост ВНОС - пост выносной – наблюдения оповещения и связи.

Истребители, на которых летал Г. П. Колонтаенко
Истебитель ЯК-1 Истребитель «Аэрокобра-Р-39» И ДРУГИЕ

Немецкие самолёты, которые сбивал Г. П. Колонтаенко
Мессершмитт (Ме-109) Хенкель (Хе-111)
«Юнкерс-88» Фокке-Вульф (FW-190)


Из книги В.И. Минакова « Гневное небо Тавриды»:

«Немецкие истребители МЕ-109 превосходили технические характеристики наших самолетов по скорости и вооружению, требовалась исключительная храбрость, отвага и умение, чтобы выходить победителем в воздушных боях с опытными немецкими ассами. Кроме того, летчики морской авиации вынуждены были обеспечивать охрану наших судов, портов аэродромов, поэтому число сбитых вражеских самолетов у них было намного меньше, чем у сухопутных летчиков, Воевать над морем было гораздо труднее, чем над сушей , где, в случае поражения в воздушном бою, морские летчики гибли гораздо чаще, чем наземные из-за переохлаждения в холодной воде. Кроме того, нашим летчикам пришлось вначале войны воевать с настоящими ассами, на счету которых было по несколько десятков сбитых ими самолетов.
Георгий Пантелеевич Колонтаенко вступил в войну сержантом, хотя все летчики, имевшие дело со сложной техникой выпускались лейтенантами, поэтому со ссылкой на его девятнадцатилетний возраст, все его звали просто Жорой, зарекомендовавшим себя надежным товарищем. Его взял к себе в ведомым капитан Литвинчук (впоследствии Герой Советского Союза)».
В книге В.И. Минакова «Гневное небо Тавриды» описывается воздушный бой с немецкими ассами, где участвует мой тесть, привожу выдержки из этой книги.
«Над аэродромом красивой параболой взмыли два ястребка, как связанные паутинкой. Не нужен и штурманский глаз Прилутского, эту-то пару по почерку разве не узнать?! Борис и его верный щит Жора Колонтаенко. Вместе летают с незапамятных времён. Сколько прошло с тех пор? Сколько его должно было пройти, чтобы действительность стала легендой?».
Для ведущего летчика, который являлся острием атаки, защиту сзади осуществлял ведомый летчик, который защищал еще самого себя, то есть боевая нагрузка на него была больше и от его действий зависела победа в групповых боях и жизнь обоих летчиков.
«Однажды шестерка ЯК-1 ,ведомая Литвинчуком, вылетела на отражение налета немецких бомбардировщиков на Туапсе. С ходу «Яки» врезались во вражеский строй . Вот уже сбит один «Хенкель-111», второй… Остальные сбросили бомбы в море и повернули назад. Налет неприятеля был сорван. Шестерка «Яков» продолжала барражировать, так как ожидался подход других групп бомбардировщиков. Но вместо них внезапно появились над морем пара неприятельских «МЕ-109». Жора Колонтаенко заметил их первым и атаковал ведущий «Мессер». Из загоревшейся машины, падающей в море, выпрыгнул летчик. Второй Ме-109, после стремительного удара «Яков, тоже врезался в воду.
Через некоторое время командующий ВВС Черноморского флота генерал-майор авиации В. Ермаченков привез в полк немецкого пилота, сбитого в том бою. Он оказался асом, недавно прибывшим из-под Берлина, он который утверждал, что за короткое время он уничтожил 6 наших самолетов. В. Ермаченков спросил: «Кто сбил этого немца?» Командир полка ответил: «Сержант Колонтаенко».
За эту победу сержант Георгий Колонтаенко был награжден орденом Ленина. Борис был очень рад за своего ведомого».
К сожалению такой награды Колонтаенко не получил (наверно звание сержант не соответствовало статусу этого высшего ордена, и вдобавок сержант, которого все звали Жорой, был очень молод).

«КНИГА УЧЁТА БОЕВОЙ И ЛЁТНОЙ РАБОТЫ ЛЁТЧИКА Г. П. КОЛОНТАЕНКО


ОБ ОДНОЙ ЗАБЫТОЙ ИСТОРИИ

Многих героев павших мы помним, чтим, но многие имена потеряны почти безвозвратно.
К годовщине празднования 70-летия Победы над фашистской Германией необходимо вспомнить и о тех наших гражданах, которые вынужденно или по необходимости оставались на оккупированной территории и вели борьбу с врагом всеми доступными, а скорее недоступными средствами и методами. Позже это стихийное движение вылилось в организованное подпольное, которое координировалось извне.
Волею случая мне посчастливилось встретиться с руководителем подпольщиков в Ессентуках Андреем Семёновичем Карабановым. Летом 1963 года я работал в геологической партии, которая базировалась в посёлке Пхия на реке Большая Лаба Краснодарского края. Позже наша экспедиция переместилась по реке Макера вглубь ущелья. Начальником партии был Гриднев, а завхозом работал Карабанов.
В долгие летние вечера, сидя у костра, после ужина мы пели песни, рассказывали истории, которые могли заинтересовать всех, так как ни телевизоров, ни приёмников у нас не было. И вот однажды, когда разговор коснулся военных тем, Карабанов рассказал историю о подпольщиках и подпольном движении в Ессентуках в годы оккупации.
По его словам, из числа патриотов вначале организовалась группа в знаменитой Ессентукской грязелечебнице, славившейся своей уникальной архитектурой. (Построена она по проекту академика архитектуры Евгения Федоровича Шреттера, создавшего поистине уникальный образец архитектуры, выбрав для Грязелечебницы формы античной классики. Скульптурное оформление выполнялось лучшими скульпторами Санкт-Петербурга. Здание Грязелечебницы построено из естественного камня доломитовых пород по типу древнеримских «терм». Главным достоинством работы Шреттера было то, что он с художественным мастерством создал архитектурный образ различных стилей. Здание Ессентукской грязелечебницы тогда считалось лучшим архитектурным строением грязелечебниц в Европе).
Андрей Карабанов рассказал нам об эпизоде спасения этого уникального лечебного сооружения. После поражения на фронтах и отступлении, гитлеровцы стали готовить многие объекты в городе, в том числе и грязелечебницу им. Семашко к уничтожению. Они основательно заминировали здание, но подпольщики, узнав об этом, ночью её разминировали. Немцы вторично заминировали здание, при этом намазали взрывные устройства ипритом, боевым отравляющим веществом (БОВ), от соприкосновения с которым человек получает ожоги, а потом они образуют сильнейшие язвы.
При повторном разминировании так и случилось: подпольщики получили ипритовые ожоги, на что и рассчитывали фашисты. Пострадавшие наложили повязки на обожженные поверхности, по которым их и обнаружили, арестовали, долго допрашивали и пытали, в конце концов расстреляли смельчаков за Минводами.
Так как система минирования была нарушена, в третий раз оккупанты просто не успели её восстановить, Красная Армия стремительно подходила к городу.
А вот второй случай, ярко запечатлевшийся в памяти горожан того времени. Во время оккупации Ессентуков фашисты в действующих санаториях устроили госпитали для своих раненых офицеров. Питались немцы строго по распорядку, собираясь все в столовой.
Минуя подробности, скажу, что Карабанов говорил, что подпольщики рассматривали различные возможности уничтожения офицеров и одна из них - во время их приёма пищи. Связавшись с Большой землёй, они доложили о своих намерениях. Трудность заключалась в том, чтобы добыть взрывчатые вещества. И тогда руководство нашло не бесспорный вариант, решив разбомбить фашистское гнездовище точечным бомбометанием. Для этого было согласовано точное время и место подлежащее уничтожению с помощью подаваемых подпольщиками сигналов. То ли это была ракета над крышей, то ли ещё что, теперь это невозможно установить, Карабанов не заострил на этом внимания. Факт, что в один из вечеров, когда немцы ужинали, подпольщики навели два наших бомбардировщика на столовую. Самолёты сбросили две 500-килограммовые бомбы точно на этот объект. В результате погибло много неприятельских офицеров.
Гестапо каким-то образом узнало о действиях подпольщиков и стало лютовать, терроризируя местное население и персонал госпиталя, но так ничего и не смогли выведать.

* * *
Этот рассказ Андрея Семёновича Карабанова произвёл на меня неизгладимое впечатление, подлинность которого подтвердила моя мама Суворова Мария Ивановна. В годы оккупации, как уже было сказано выше, она вынуждена была скрываться от гестапо в Ессентуках. О тех нашумевших историях с бомбовым уничтожением фашистов и спасением архитектурного и исторического достояния – грязелечебницы подпольщиками горожане передавали из уст в уста и их запомнили старожилы города. Но со временем может случиться, что и эти отрывочные факты забудутся, а этого допустить нельзя, вот я и решил поместить их в конце, ведь это хоть косвенно, но связывается с моей матерью Марией Ивановной Суворовой.
Готовя материал о своих геройских родственниках, я не знаю почему, но вспомнил эту историю о А. С. Карабанове и его товарищах, выполнивших свой долг патриотов и погибших смертью храбрых в застенках гестапо. Каким образом уцелел Карабанов, об этом он не рассказал.
Я же попытался, но не смог найти никаких документов об их деятельности в те далёкие, но памятные времена. Всё осталось закрыто в каких-то архивах, которые по прошествии многих лет уже вряд ли сохранились…




Читатели (239) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи