ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Грешница.(продолжение)

Автор:
Жанр:
Грешница. продолжение
Инок59



ГЛАВА 2 СИЛЬНЕЕ СМЕРТИ.

Часть 1

В совет старейшин поступали вести,
Что Наур - Хан, реванш замыслил взять.
С соседями он собирался вместе,
Поход против общины предпринять.
Вождям сулил он равную добычу,
Планируя общину разгромить.
И многие склонялись к его кличу,
Вопрос решался «быть или не быть».
Старейшины усилили отряды
Усилив земледельцами войска,
Те в строй вставали с воинами рядом,
К оружию привычна их рука.
И день, и ночь дежурили в пустыне,
А вход в ущелье прикрывал дозор.
Община грозной крепостью отныне,
Предстала в обрамленье старых гор.
Внезапно тяжко Зара заболела,
События предвидеть не могла.
В беспамятство срывалась то и дело,
Эсфирь молилась, чтоб не умерла.
И вот в один из проблесков сознанья,
Зара сказала, может ей помочь
Отвар из горных трав, без колебанья
Эсфирь к старейшинам пустилась в ночь.
Путь предстоял до Барсова ущелья,
Там возвышался каменный утёс.
И этою травою средь расщелин,
Обильно на вершине он порос.
Путь предстоял не близкий и опасный,
И без сомненья нужен проводник
Который путь в ущелье знал прекрасно,
Совет старейшин просьбам её вник.
Ей предложили выбирать любого,
И в памяти предстал вдруг Измаил.
А струны чувств в душе взыграли снова,
Ведь он как прежде всё её любил.
И её страсти не остыли тоже,
Был выбор сделан он и брат Роам.
Но в сумерках выступать негоже,
Трудна дорога ночью по горам.

Часть 2

Заря ласкала горные вершины,
И солнца луч пробившись сквозь туман
Блистал янтарным светом беспричинно,
Развеивая сказочный дурман.
Эсфирь готовая в дорогу вышла,
Два брата молча, ждали у крыльца.
Они с ней поздоровались чуть слышно,
Улыбка не сходила с их лица.
Она в ответ им улыбнулась мило,
Хотя смущенье не смогла унять.
Ведь сердце её страстно так любило,
Что его бой едва смогла унять.
Казалось сватовство не отразилось
На отношенье Измаила к ней.
Неловкость эта вскоре позабылась,
И они в путь отправились скорей.
Их души опьянённые надеждой,
При встрече вновь взыграли от любви.
Плечом к плечу пошли они вновь вместе,
А счастье разливалось по крови.
Прошли общину, путь лежал в ущелье
Зажатое среди высоких скал.
Горный поток смирив своё веселье,
Путь к воле средь утёсов отыскал.
Каскады брызг сверкали как алмазы,
Ворчал сердито пенный водопад.
И вод хрустальных волны раз за разом,
Подпитывали яростный каскад.
Тропинка через мост ныряла в горы,
Змеилась вдоль утёсов вверх и в низ.
То открывала вольные просторы,
А то срывалась в узенький карниз.
Дыхание сбивалось ныли ноги,
Вот Измаил скомандовал,- привал.
Пред взором встали горные отроги,
И узкая дорога среди скал.
Путь предстоял наверх к седой вершине,
Их цель была доступна и видна.
Трава вилась по трещинам полынью,
Манила свежей зеленью она.
Вокруг во всей красе блистали горы,
Пики вершин укрыли облака.
Дух замирал взирая на просторы,
Казалась нитью золотой река.
И в обрамленье сказочных чертогов,
Капли озёр сверкали как алмаз.
Краса земли воссозданная БОГОМ,
Пленила душу радовала глаз.
Казалось будто небо акварелью,
Мазками рисовало на холсте.
А шум воды чарующей свирелью,
Пел серенаду дивной красоте.
Собрали травы вместе в одночасье,
И чтоб продлить минуты встречи той.
Ей Измаил сияющий от счастья,
Внезапно произнёс, сестра постой.
Нам до вершины лишь чуть- чуть осталось,
Там с птичьего полёта виден мир.
Давай сердцам подарим эту малость,
Зарделась согласившись с ним Эсфирь.

Часть 3

Так шаг за шагом путь преодолели,
И сердце замерло пленённое красой.
А ветер среди скал звучал свирелью,
Играл её распущенной косой.
Но что это за точки у подножья,
Встревожено прошептал Роам.
Они пригнувшись стали осторожно,
Приглядываться к прибывшим врагам.
Как видно, враг у входа в их ущелье,
Лишь отвлекал вниманье и дразнил.
Восторженность пропала и веселье,
Задумался внезапно Измаил.
Если отряд пройдёт по перевалу,
Общинников застигнет он в расплох.
Бед несомненно натворит немало,
Да, план у Наур Хана был неплох.
Внезапно захватив детей и женщин,
Он сможет свою волю диктовать.
Никто не сможет тогда зло уменьшить,
Так подлости нельзя противостоять.
Решение к нему пришло мгновенно,
Один должен общину известить.
А остальные двое несомненно,
Бой примут, чтоб врага не пропустить.
От дум очнувшись он сказал сестрица,
Иди в долину помощь приведи.
Лети в общину быстрокрылой птицей,
А у Эсфирь вдруг дрогнуло в груди.
Она сказала тихо Измаилу,
Останусь я, а вниз пойдёт Роам.
Я не дойду, дорогу позабыла,
А лук и стрелы пусть оставит нам.
Не зря меня учили бить из лука,
Я больше здесь поверь мне, пригожусь.
Случай предстал опробовать науку,
А у самой в словах сквозила грусть.
На том и порешили, лук оставив,
Роам в общину вскоре поспешил.
А Измаил вгляделся и представил,
Какой же будет расстановка сил.

Часть 4

Тропинка что вилась вокруг утёса
Имела выступ посреди пути.
Там одному пройти было непросто,
А по-другому склон не обойти.
На выступе конечно было тесно,
Пространство маловато для двоих.
Но камень прикрывает это место,
Да и с тропинки не увидеть их.
Они на выступ перешли умело,
И наблюдая облаков полёт.
Вдруг Измаил спросил её несмело,
Она опасность сердцем сознаёт?
Она сказала,- смерть нас ожидает,
Я поняла, что мы обречены.
Зачем же ты осталась если знаешь?
Мы соплеменников спасти должны!
Они стояли молча в ожиданье,
А мир вокруг как будто ярче стал.
И жизнь милей казалась и желанней,
Неужто час последний их настал.
Тебя я полюбила беззаветно,
Промолвила приблизившись Эсфирь.
Тогда зачем ты не дала ответ мне?
С мольбою Измаил провозгласил.
Я посчитала, что я недостойна,
Блудница и неверная жена.
Но Измаил прервал её,- довольно,
За всё ты заплатила уж сполна.
Эсфирь же продолжала осторожно,
Как видно это Божия стезя.
Мне умереть с тобой любимый можно,
А жить в любви, увы, никак нельзя.
Ей Измаил ответил вдруг в волненье,
Я не изведал женский поцелуй.
Коль любишь то развей мои сомненья,
И счастье мимолётное даруй.
И они слились в поцелуе страстном,
Качнулось небо и ушла земля.
И жизнь вокруг казалась так прекрасна,
В блаженстве эту пару примиря.
Как будто свет пронзил благословеньем,
Эту любовь под сенью древних гор.
Мы счастливы могли бы быть,- в волненье,
Он прошептал ей ласково укор.
Скатились камни в ноги с горной кручи,
Как видно ворог уже близко был.
Беда сгустилась злобной чёрной тучей.
И вмиг серьёзным стал вдруг Измаил.

Часть 5

Вокруг всё так же величаво горы,
Баюкали на пиках облака.
Казалось великаны на просторе,
Держат ущелье в ласковых руках.
Что им до мелкой суеты живущих,
Они стоят пред вечностью столпом.
Повенчанные с истиною сущей,
Лазоревым укрыты колпаком.
Пройдут века и облик их нетленный,
Предстанет перед новою звездой.
А свет летящий из глубин вселенной,
Им не грозит ни смертью ни бедой.

Враги неслышно крались вдоль утёса,
С сухим щелчком пропела тетива.
Стреляли оба ни к чему вопросы,
В ущелье пала первая глава.
За ней второй и третий вниз скатился,
И вдруг проклятий разразился град,
Но под ноги упал, кто так ярился,
Обвился вкруг руки шипящий гад.
Враг обойти решил как видно с тыла,
Эсфирь на плечи другу взобралась.
И вновь врага стрелою поразила,
И временно атака прервалась.
Они же невзирая на раненья,
Объятьями встречали тишину.
Помощь придёт конечно без сомненья,
Но кто поставит гибель им в вину?
Должны они ещё чуть продержаться,
Но враг хитёр он планы изменил.
Щитом огромным стал он прикрываться,
Стрелою недостанет Измаил.
И тучи стрел ответных полетели,
Они едва успели отступить.
А стрелы злобно песню смерти пели,
Как видно до подмоги не дожить.
Внизу у вод шумливой горной речки,
Дерево старое тянулось до небес.
Стрела плоть разрывая без осечки,
Взвилась из кроны, видно враг долез.
В бедро она вонзилась Измаилу,
Он выдернул, её ж послал в ответ.
Она взлетела с яростною силой,
И новый враг покинул этот свет.
Но вскоре крона вновь зашевелилась,
И свист стрелы погибель нёс Эсфирь.
Смертельным жалом под сердце забилась,
В объятья её принял богатырь.
Израненное тело покидая,
Меня дождись, он ласково шептал.
Мы вместе мир покинем дорогая,
Ещё чуть- чуть, уж близится финал.
Она вздохнув кивнула затихая,
В его объятьях не страшила смерть.
Ты умираешь жизнь других спасая,
Он ей шептал сквозь боя круговерть.
А у Эсфирь пред взором жизнь промчалась,
Вновь суд, и сердце сжалось от тоски.
На этот раз виденья замедлялось,
Ужель отринет? Не подаст руки…
Но нет, вот он стоит весь в ярком свете,
И руки простирая возвестил.
Сестра,- «ЛЮБОВЬЮ БЛИЖНИЙ ВАС ОТМЕТИЛ»,
И Вам за то, грехи Я отпустил.
А где толпа, что громка так кричала?
На площади общинников стена.
Судьи исчезли,- вместо них звучали,
Эсфири с Измаилом имена.
Она как бы парила над общиной,
И принимала чувство доброты.
Которое дарили ей незримо,
Как благодарность с чувством теплоты.
Последних сил своих собрав крупицы,
Я счастлива,-«промолвила она».
К губам её он нежно наклонился,
И ощутил восторг её сполна.
Услышав топот конного отряда,
Ликующий и радостный привстал.
Стрела вонзилась с сердцем где то рядом,
И он смертельно раненый упал.


Эпилог.


Зара болевшая с забытья очнулась,
И ей привиделся описанный сюжет.
В тот миг как Измаила смерть коснулась,
Над павшими воссиял вдруг свет.
Коль ими жизнь потрачена во благо,
Они пройдут сквозь вечности портал.
ДАРИТ БЕССМЕРТЬЕ СМЕЛОСТЬ И ОТВАГА,
Ведь ЖЕРТВЕННОСТЬ ДОСТОЙНЫЙ ИДЕАЛ...
Нет смерти в мире, Зара прошептала,
Всё побеждает ВЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ.
От мира сотворенья ей пристало,
В сердцах отважных будоражить кровь.
ЛЮБОВЬ как всеобъемлющее СЧАСТЬЕ,
ДАРУЕТСЯ с рождения ТВОРЦОМ.
Не растеряй же к БЛИЖНЕМУ УЧАСТЬЯ,
Чтоб равнодушным не прослыть глупцом.




Читатели (157) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи