ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Что там ждёт впереди, к окулярам прильнуть. Венок 3

Автор:
Жанр:
Что там ждёт впереди. Венок 3 - 4
Игорь Ковальчук
«183» (Венок 3)
Что там ждёт впереди, к окулярам прильнуть.
Различить бы в тумане друзей от врагов.
Выбрать истинный курс и успеть отвернуть,
Разминувшись с плачевной судьбой моряков.
Тот Надежды маяк далеко позади,
Только Вера осталась, в руках вновь штурвал.
И уходят под фрахт по воде корабли,
От портА до порта, только волн карнавал.
Пилигримы пустыни...Что есть океан?
Та вода, что песок, где волна - там бархан.
Караван из верблюдов - судов караван.
Только чайки не кружат, не крикнет баклан.
Как в песках без воды, так в воде, без песка,
Одинаково грустно, съедает тоска...

«184»*
Одинаково грустно, съедает тоска
по родному порогу, улыбкам друзей.
Сколько в жизни часах нам осталось песка
и какой ждёт сценарий в театре теней?
Резать курсом волну от портА - до порта,
Или может водить по пескам караван.
А при жизни кому надоела вода,
на Аральское море - пусть там капитан.
Души многих судов в нём остались, в песках.
Нет нелепее вида, в пустыне - корабль.
Показала природа безмозглость в делах.
А теперь «Учкудук» исполняет ансамбль.
Высыхает порой даже море любви.
Лишь верблюдам ходить, они - то ж корабли...

«185»
Лишь верблюдам ходить, они - то ж корабли...
Автономного плаванья, до семи дней
Им не нужно воды, на сухую могли
Плыть песками по солнцу, совсем без теней.
Саксаул да колючка обычной едой.
Наконец -то стоянка, оазис, как порт
Расслабляясь во всём, обретаешь покой.
Лишь на время. а после вновь тянет домой
Вспоминая родных, зная точно, что ждёт
и волнуется мама, ночами не спит.
В разговорах мелькает, что сердце шалит
Провожает и крестит, прощаясь вперёд
Бескорыстной любовью страдать матерям
Только мамино сердце всё, полностью нам...

«186»
Только мамино сердце всё, полностью нам...
Словно ангел-хранитель тебя бережёт
И летит твой корабль по бескрайним волнам
этой жизни круиз, продолжает поход.
Руки снова ласкают не женщин - штурвал.
Все желанья твои пролетевшей звездой
Но не гаснет с годами у нервов накал,
от осечек в гусарской рулетке с судьбой.
И бывает, что ветер порвав паруса
накрывает нам палубу злобной волной.
А ночами всё чаще мелькнёт в образах
погребённых c крестом, но как будто живой,
твой товарищ из юности...Там уж давно...
А ты зрителем в зале и смотришь кино...

«187»*
А ты зрителем в зале и смотришь кино.
На экране в сюжетах проносится жизнь.
Но со временем лучше лишь только вино
Да сырам придаёт вкуса плесени слизь.
Постарели родители, сразу, за миг.
В крепостном государстве проживши свой век.
Заработав «хрущёвку» одну, на двоих,
да болезней по списку на десять калек.
Отработав два стажа до пенсии лет,
по сто долларов в месяц - живи, веселись.
На еде экономят, какой там билет
на круиз, как буржуям, что в путь собрались.
Наступает «у них» «золотая пора»
и в вояжи по странам, смотреть города...

«188»
И в вояжи по странам, смотреть города.
Побывать и потрогать истории факт.
Окунуться в эпохи, где время - вода,
протекает в сознанье и мысленный тракт
переносит астрально в другие миры.
Аполлон и Афины, галеры, Ясон,
Колизей, гладиаторы, львы и рабы...
А подкожно вникаешь - там плети и стон,
тех строителей храмов, дорог, пирамид...
Камни многое помнят, но только молчат.
Прикоснёшься руками и вдруг - говорит,
ну, а чаще всего, они молча кричат...
Не проходят бесследно страданья и боль...
В книге судеб у каждого вписана роль...

«189»*
В книге судеб у каждого вписана роль.
От рожденья, до тризны в театре теней,
за кулисами сцены паяц и король,
но не мы выбираем себе королей.
То ли крест, на Голгофе, с терновым венцом,
То ли должность судьи, а кому - палача.
Кто останется честным и перед концом,
а кого-то прельстит цвет и боль кумача.
А вершат на Земле только Голод и Страх.
Работяга ишачит набить свой живот.
Смерть боится, и запах тюрьмы олигарх.
А для Власти, бунт страшен и переворот.
Так играется драма, где каждый актёр...
В чёрно-белом кино...Пианино, тапёр...

«190»
В чёрно-белом кино...Пианино, тапёр.
На экране субтитры, проектор трещит.
Переполненный зал, где аншлаг и фурор.
Выход публики в свет, респектабельный вид.
Появился театру большой конкурент,
под названьем в народе - «Великий Немой».
Зародилась индустрия, будущий свет
и психоз со словами: кумиры, герой.
Но особо ценна кинохроника лет,
тех минувших давно представлений и дат.
Император с семьёй дома, жив и сюжет,
где до взрыва бежал и «споткнулся» солдат.
Лишь немногих поймал той истории взгляд.
Анимировав память, а время назад.

«191»
Анимировав память, а время назад.
Замелькали картинки из прожитых лет.
Поцелуй первый в губы и в яблоках сад.
Запах женского тела и страсти сюжет.
Опьяненье экстазом и шёпот любви.
Губы слаще чем мёд, нам не нужно конфет.
И в две вишни твердели соски на груди.
В клуб к мужчинам получен был членский билет.
Так осталась закладкой из множества встреч:
сад желаний Эдема и сорванный плод.
Эта райская ночь и пиджак с моих плеч.
В нём тебя провожал на заре до ворот.
Безусловно все помнят тот свой первый раз.
Но ведёт новым курсом по жизни компАс...

«192»
Но ведёт новым курсом по жизни компАс...
Сколько было признаний, свиданий и встреч.
Нервов, боли разлук, провожаний не раз.
Пустоты от обманов, прошедшей как смерч
по цветущей душе, так хотевшей любви
и обычного счастья двоих на все дни.
Меркантильность и алчность, сказав «се ля ви»,
кислотой разъедают желанья твои.
Убивает мещанство романтики дух.
Стейк лосося - кабак и уха на костре.
И как выбрав меню, заказать из них двух:
пилигриму по жизни - туристу в душе.
Догорает свеча, мягко капает воск...
И пустая кровать, тут не часто есть гость.

«193»
И пустая кровать, тут не часто есть гость.
А батальные сцены, так на перечёт.
Не собака, чтоб кем-то обглодана кость,
могла радовать душу - совсем не влечёт.
Провожая с печалью курортный сезон.
Не приехала та, о которой мечтал.
На охоту пора, не грусти, Робинзон.
И приятно мне «Зауэр» взор приласкал.
Разжиревшие утки уже заждались
и орёт в камышах обнаглевший фазан.
Вот и славно, душе будет хоть компромис,
да погреет бока на кострище казан.
На пернатых открылся охоты сезон.
Осень, утки, камыш и тут воздух - озон.

«194»
Осень, утки, камыш и тут воздух - озон.
Разгорелся костёр, закипает вода...
Первый выстрел - фазан, вышел сам на рожон.
И конечно традиция, сразу туда.
Не хотел с лодкой в плавни, хожу бережком.
Без собаки не взять из воды - над землёй.
Вот поднялся косой и поддал стрекачом.
Не сегодня, беги, мы придём за тобой.
Утомлённые ноги гудят от ходьбы.
Собираются все обсуждая трофей.
Растекается радость по лицам, стрельбы
на сегодня довольно, налито, так - пей.
Разложили по мискам шурпу и припас.
На столе изобилье и начат рассказ.

«195»
На столе изобилье и начат рассказ.
О достоинствах ружей, систем и курков.
Дальность, кучность и качество лучших стволов.
А количество... то покраснел бы не раз
сам Мюнхгаузен рядышком слушая нас.
Опускается ночь и вдруг треск в камыше.
«То кабан» и за ружья, пуль нет в ягдташе.
Старый метод «на корку» сработал и тут.
Вот сазанчик поймался, мне радость в душе.
Отправляюсь к воде, волоку на крючке
в семь килло и уставший карпуша уже.
А из ружей, да в воздух, приветствий салют.
Знатный ужин случился - шурпа и уха.
Рыбаки, да охотники не без греха.

«196»
Рыбаки, да охотники не без греха.
Приукрасят слегка и размеры и вес.
Но не будет в кафешке вкуснее уха,
чем с костра на природе, вот в чём интерес.
Отдыхают мозги от сует городских.
Полной грудью вдыхается воздух степной.
Расслабляешь себя от вериг «деловых»,
а луна тут такая - ухватишь рукой.
Поспевает уха, да ещё рыба-гриль.
Ароматом срываются звёзды с небес.
А душа втихоря исполняет кадриль
и оближет казан языком пекла бес.
Наилучший релакс, никакой «спа» салон,
Ни в какие подмётки, об этом потом.

«197»
Ни в какие подмётки, об этом потом
вспоминаешь всё чаще суровой зимой.
Когда в бане, с парилкой и там вечерком
получаем привычно релакс всей толпой.
В углу ярко пылает обычный камин.
А термометры в сауне стрелкой за сто.
Ополонка, с причала и вот между льдин
занимаешься плаваньем, как Ив Кусто.
Никакие салоны не стоят того,
если с веничком, с мёдом, да с травками чай.
С шашлычком, а эмоции..столько всего.
Дожидайся субботы, там всех привечай.
Это финская сауна - в русский уклон.
Благодарность традициям, низкий поклон.
***




Читатели (135) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи