ОБЩЕЛИТ.РУ - СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Лисенок. Проза

Автор:
Автор оригинала:
Марина Калиниченко
Жанр:

Марина Калиниченко


- Мийочек, мийочек! Де мой мийочек! Мама! Дай мийочек!
Мийочек – это, по-Лесиному, мелочек – навязчивая идея этого маленького бесенка уже несколько дней. Мама купила ей мелки – цветные, всякие: красные, зеленые, фиолетовые – и она рисует ими, где ни попало – на полу, на стенах, на диване, на моих штанах. Пока получаются только какие-то кривые линии, не похожие на что бы то ни было, но Леся очень старается и выводит свои черточки-крючочки, которые в ее детском, еще почти младенческом воображении напоминают солнышко или кружок или «буку А», которую я ее недавно научила рисовать.
Лисенку всего полтора года. Она похожа на маленького колобка или медвежонка со своими хрупкими кудряшками (хотя вряд ли у медведей бывают кудряшки) и пухлыми детскими губками. С самого утра и до позднего вечера Лисенок является самым главным человеком в семье. Все крутится вокруг нее и подчинено только ей – ее желаниям, ее прихотям, ее капризам.
В начале августа, в довольно пасмурный день, я села в поезд и поехала на солнечную Украину навестить братца, который, женившись на хохлушке, довольно прочно там осел. Сев на вечерний поезд, уже ранним утром следующего дня я была на месте. Встретив меня на вокзале, брат сразу же повез меня не развлекаться в город Харьков, как ожидала вся моя натура, а в небольшое село Шевченково, где жили его жена с дочурой Олесей – тем самым Лисенком, с которым по воле судьбы мне пришлось познакомиться.

История 1. Знакомство.

Шевченково находится всего в семидесяти километрах от Харькова. Доехать туда можно на такси или на автобусе. Мы выбрали второе. По дороге, поминутно отрываясь от расспросов и разговоров с давно не виденным мною братом, я любовалась окружающим меня пейзажем. Бесконечные поля кукурузы сменялись морем подсолнухов, загоравших на солнышке. Казалось, что передо мною целая поляна, даже не то чтобы поляна - настоящий материк, сотканный полностью из одного сплошного солнца. Тысячи, миллионы маленьких солнц сливались в одно огромное желтое полотно, с россыпями черных точек-головок. Хотелось прыгнуть через окно в это море солнца и плескаться там!
На одном из поворотов я увидела большую стелу с надписью «Шевченково» - ну вот и приехали….
Выходя из автобуса, мы сразу же окунулись в вязкую вату теплого воздуха, ничуть не движимого ветром. Казалось, что все замерло, как в каком-нибудь старом кинофильме. Все движения размеренные, спокойные, никто никуда не торопится. Сельская атмосфера подействовала тут же, сразу. Все тихо и спокойно. Жизнь течет своим чередом. По пути домой дорогу нам преградила стая гусей, чинно-важно переходивших дорогу. Самые маленькие шли в конце, шустро перебирая лапками, средние, как им и полагается, шли посередине, а впереди шла мамка всего этого семейства и здоровенный вожак-гусь с фиолетовым клювом. Завидев нас, он неторопливо повернул голову в нашу сторону и лениво ругнулся, тем самым подтверждая свой авторитет перед семейством.
Все дома, мимо которых мы проходили, были, как и полагается селу, деревянные, густо
покрытые плющом и спеющим виноградом. Воздух вокруг копил в себе запах скошенной травы, прелой капусты и еще зеленых каштанов, которые в изобилии росли практически всюду. Подходя к месту моего пребывания последующую неделю и мысленно содрогаясь от осознания ужаса этого факта, я ожидала увидеть как раз один из таких сельских домиков с большой печкой и стадом куриц во дворе, но, к моему удивлению, мы вошли в обычный панельный дом (как оказалось потом, единственный во всем Шевченкове).
Возле дверей второго этажа нас уже встречали: жена брата, тесть с тещей и маленькое чудо, зовущееся Лесей и скромно прятавшееся за маминой ногой.
Войдя в коридор и дружно обнявшись и расцеловавшись по случаю приезда, меня сразу же потянули к столу, по-украински щедрому. С традиционным салом и горилкой.
Именно за столом меня, наконец, и решили познакомить с «главным членом семьи».
- Леся, иди сюды, дывися: цэ твоя тетя Марина, - из-за маминой ноги на меня смотрело розовое создание с пухлыми щечками и зелеными глазами-пуговками, боязливо смотрящими на меня. Подойти она не решалась – и я подошла первая.
- Леся, привет. Давай знакомиться. Меня Марина зовут, а тебя как?
- Оеся, – едва слышно сказала она и опять спряталась за маму.
- Леся, давай дружить! – она посмотрела на меня пристально, не решив еще, что делать, потом подошла ко мне, больно ущипнула за ногу и убежала. В комнате она больше не показывалась, а если кто-то пытался ее вытащить – громко кричала и плакала. Вот так мы и познакомились.

История 2. «Гуять!» ( гулять).

На следующее утро, часов, наверно, эТак в семь, когда мой изнеженный летними каникулами организм еще не проснулся, меня вдруг разбудил резкий толчок в живот. Едва приоткрыв глаза, я увидела это чудо, которое мало того, что уселось на меня верхом, так еще и со всей силы прыгало на мне с улыбкой от одного уха до другого.
- Втавай, Маина, втавай! - радостно кричала Леся, и - бултых, бултых по мне. Мои глаза постепенно открылись и, поскольку выхода другого не было, я уже собралась последовать ее радостному призыву, как вдруг почувствовала, как одеяло мое становится влажным…
- Леся! Написала! Ты что!!!
- Оеся писить, писить… - повторяла она, но было уже поздно и дело было сделано. Быстро скинув ее с кровати, я кинулась в ванну снимать и застирывать «помеченную» Лесей пижаму. Вот такое вот утро.
Часов в одиннадцать Лесина мама отправила нас гулять до школы. Лесю одели в голубое платЬице в цветочек и на голову надели «любимую шапу», которая по размерам была почти с саму Лесю. Так, при полном параде, мы пошли гулять. Я взяла ее за крохотные, не больше, чем виноградинки, пальчики, и мы пошли по запыленной сельской дороге до школы. По дороге Леся останавливалась у каждого палисадника и рвала головки цветов, а потом внимательно отрывала лепесток за лепестком: «Юбит, не юбит, юбит – не юбит, юбит!!!» - и радостно бежала дальше. Один мой шаг примерно равнялся ее пяти. Мне все время вспоминалась старая песенка «Топ, топ, топает малыш…..»
Где-то на полпути мы увидели толпу ребятишек примерно ее возраста и чуть старше. Одни возились в песочнице, другие катались на большой игрушечной машине. Поначалу Леся очень стеснялась подойти и, как она обычно делает, пряталась за моей ногой, но любопытство все же взяло верх и мы пошли знакомиться. Детишек было четверо: три мальчика и девочка. Не обращая внимания на детей, Леся побежала к машине и долго-долго осматривала ее, потом попыталась залезть, но у нее ничего не получилось. Спросив разрешения у хозяев игрушки, я посадила Лесю в машину и повезла по дороге. Видели бы вы, с каким важным видом эта маленькая принцесса восседала в своем «лимузине»!.. Положив ручки на руль, она внимательно, сосредоточенно крутила его – глаза горят, губки шевелятся и машинально пускают пузыри, как будто действительно вела машину. Под гул всей ребятни мы доехали до школы, где машину, К огорчениЮ Леси, пришлось отдать.
Школа оказалась типово-стандартным двухэтажным зданием с палисадником, ивовой аллеей перед входом и статуей юного Ленина сбоку от здания. С одного торца школы находился загон для уток, где их было штук пять или семь. Тут же был свален довольно приличный стог сена, не знаю, для какой надобности, возможно, для их кормления. Спортплощадка на заднем дворе школы представляла собой небольшое футбольно-баскетбольное поле, окруженное в огромном количестве вкопанными в землями старыми покрышками и немногими спортивными снарядами для качания пресса и подтягивания. Вокруг всего этого в изобилии росли каштаны. Еще не созревшие плоды их висели целыми гроздьями, похожие то ли на небольшую гранату, то ли на очень маленькую палицу с шипами и бурно источавшие прямо-таки волшебный, терпкий аромат. Вместе с каштанами ютились ивы, опустив почти до земли свои волосы-листья, в которые можно было зарыться с головой.
Леся сразу же повела меня прыгать по покрышкам, причем, поскольку прыгать она еще не умела, то «пыгать» значило переносить ее с одной покрышки на другую. Потом мы пошли висеть на тренажерах. Со всей силы Леся хваталась за овальную железку и, когда я отпускала ее, висела на руках довольно долго, порой доходило до того, что она вся краснела и пыжилась, но рук не отпускала.
Потом она снова пошла рвать цветочки, но вдруг случилось неприятное…. Она обкакалась….
Пришлось хватать ее под мышку и стремглав мчаться к дому. Пока я ее несла, Леся довольно улыбалась (видно, ей нравилось положение «под мышкой») и громко на всю улицу кричала: «Маина, быстей, быстей, Маина! Леся обкакаясь!»
Наконец, притащив ее домой, я передала все полномочия маме, которая помыла Лисенка и уложила спать. Фух! Полдня прошло! Ура!!!

История 3. Лисенок наказан.

Около трех часов. Жара стоит невыносимая. Бегаю через каждые пять минут в магазин за газировкой. Лисенок, естественно, со мной, так что поход в магазин превращается в целую церемонию. Сначала Леся бегает по дому в поисках шляпки: "Шапа! Шапа! Мама! Де шапа?!" Когда же, наконец, любимая шапа находится, платье, голубое в мелкий цветочек, быстро напяливается, ножки сами прыгают в розовые тапки-шлепанцы и - Леся готова.
Мы выходим на лестничную площадку – это следующий этап прогулки. Леся категорически отказывается, чтобы ее несли на руках, и спускается сама. При этом она останавливается на каждой ступеньке и тщательно ее рассматривает, будто бы пытаясь запомнить все трещинки и пятнышки, наверно, каждая ступенька в её почти младенческом сознании – целый мир, наделенный своим характером, какими-то своими мыслями, выражающимися через внешний вид. Возможно, в ее представлении, ступеньки даже разговаривают, и она разговаривает с ними, только потихоньку, чтобы никто не услышал. Леся садится на одну из ступенек и рассматривает муравья у себя на пальце, при этом глаза ее расширяются и приобретают наивно-удивленное выражение: « А кто это тут такой с усами?»
Она могла бы вот так часами сидеть, *рассматриваЯ муравья, но я подхватываю ее с холодных ступеней и под неистовые крики сопротивления несу во двор.
Здесь Леся быстро успокаивается, увидев новый объект своего внимания – трубу, на которой держится козырек крыльца подъезда. Она подбегает к ней, обхватывает ее голыми ручками и просит покатать. Я подхватываю ее под мышки и поднимаю, а затем резко опускаю, слегка придерживая за талию. Радостный визг раздается на всю округу. Затем мы идем в магазин – это самая торжественная часть всей прогулки. Леся принимает важный вид и поправляет юбочку. От предложенной руки она гордо отказывается, произнося любимую фразу: «Я сама»!
- Ну, сама, так сама. Пошли!
Как только мы дошли до дороги, которую нужно перейти, маленькая ручонка слегка хватает мою: дорога страшит Лесю.
В магазине я покупаю газировку себе и апельсиновый сок ей, зная, что добрая половина сока обязательно прольется, причем, специально.
Мы сидим на лавочке возле дома. Леся ходит по столу взад-вперед. К нам подходит какая-то местная бабулька, одна из сплетниц, которые обычно сидят по лавкам возле дома и талдычат обо всех жильцах.
- Шо це? Шо це, девочка?! Шо ж вона у тибе по столу-то ходить? Мы сыдым за им! Ну-ка быстро сымай ее! Сымай!
Пришлось снять. Бабка ушла, и Леся снова попросилась на стол.
- Нельзя, Леся, тетя ругаться будет.
- Мона!
- Нет, Лисенок, нельзя.
- Нет, мона!
- Лееееся! – грожу я ей пальцем – Нельзяяя! - но она уже залезла на скамейку и по ней лезет на стол. - Нельзя! - я подбегаю и снимаю ее, кричит, барахтается, пытается вырваться.
- Так! Леська! Ты что ж делаешь-то! Нельзя меня не слушаться! Все! Я на тебя обиделась! – картинно надуваю губы и отворачиваюсь от нее.
Чувствую, как она долго смотрит на меня, не зная, что же ей делась, потом подходит ко мне и дергает за штанину: «Маина! Маина!» - но я не отзываюсь. Тогда она садится рядом на лавку с грустной мордашкой:
- Оеся наказана... И мама наказана... И папа наказан... И бабика наказана... - Все наказаны!

История 4. Заключительная. Папа приехал!

Ну вот, наконец, и наступила долгожданная суббота. Сегодня я уезжаю в Харьков. В дверь позвонили. На пороге мой брат. Его встречает вся семья. Леся бежит скорее всех – обнимает папу за колено крепко-крепко. Папа привез подарки от бабушки Нины (нашей мамы), из России. В желтых пакетах лежит розовое платье с большим бантом и зеленая теплая осенняя кофта. Две маленькие пуговки - глазки быстро расширяются – и вот Леся уже в трусах и готова к примерке. Мама надевает на нее платьице – как настоящая модница, Леся сразу же бежит к зеркалу. Платье сидит, как влитое, а огромный розовый бант поместился как раз на пузе, из-за чего Леся похожа на подарочного плюшевого медведя. На платье Леся напяливает и осеннюю кофту – это в тридцатиградусную жару!, но что ж поделать: красота требует жертв! В этом облачении она скорей бежит на улицу – показаться всем. Лишь после того, как все в один голос запели ей песни о том, какая Леся красавица, она, наконец, успокаивается,снимает жаркую кофту и тут же бросает ее на землю. Вещи уже собраны, и мы стоим в коридоре. Пришла пора прощаться: с деревенькой, с гостеприимными хозяевами, ну и, конечно же, с Лисенком.
Леська бежит ко мне на ручки – обнимаю ее крепко-крепко. Она не очень понимает, что происходит:
- Маина, ты уходись?
- Да, Лисенок. – тогда она бежит за шляпой, надевает ее и берет меня за руку.
– Я с тобой.
- Нет, Лисенок, ты останешься с мамой, а я скоро приеду снова. Зимой. Ты меня лучше чмокни на дорожку, – и она прикасается своими маленькими шелковыми губками к мой щеке.
- Ну все, Лисенок, пока!
- Пока, пока, Маина!

Наверно, уезжать всегда немного грустно. К месту привыкаешь, наполняешься историями и воспоминаниями. Но чем ярче воспоминания, тем слаще их потом перебирать в сознании. Воспоминания - они же ведь, как леденцы: мы набираем их в рот по целой куче и потом долго перебираем языком. У каждого воспоминания свой вкус. Есть приторные, есть горькие, есть острые, а есть и прохладно-мятные. Но все твои и все, пускай даже грустные, по-своему прекрасны….
Украина останется корично-яблоневой карамелью в шоколадной глазури….
**********************************************************************
МАРИШКА БОЛЬШЕ НЕ ПРИЕХАЛА.....
А Лисенку уже пять лет, ходит в садик, занимается балетом.
Надо жить дальше!

**********************************************************************
БОЛЬШОЕ СПАСИБО ВСЕУКРАИНСКОМУ ЖУРНАЛУ О ТАЛАНТЛИВЫХ ДЕТЯХ "KIDS.ua " за то,что его сотрудники напечатали рассказ Марины "Лисенок" Рассказ красочно оформлен рисунками:солнышко,дети,цветы.Я очень рада,что украинские дети познакомяться с этим рассказом. Украина стала еще родней и ближе. Родители и друзья Марины.


© Copyright: Марина Калиниченко, 2009




Читатели (289) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи