ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

Рачитель песенного слова

Автор:
Автор оригинала:
Дмитрий Сергеевич Гавриленко
Жанр:
Их встреча не была запланирована заранее, великий поэт только что вернулся в Москву после ссылки. Коронованный две недели назад новый царь Николай I публично назвал Пушкина после аудиенции умнейшим человеком России. А Петру Киреевскому исполнилось в ту пору лишь восемнадцать лет. И все-таки родник отечественной фольклористики начал пробивать себе дорогу со дня встречи поэта и его восторженного поклонника.

Среди озорной, нередко бесшабашной дворянской молодежи Петр выглядел белой вороной. Он был молчалив, сторонился шумных компаний, от родителей унаследовал философский склад ума. Общению с другими людьми мешала застенчивость, вставая неодолимой преградой в приобретении новых знакомых, однако случай был особенный: Петр впервые увидел Пушкина, стихи и поэмы которого он внимательно и с такой любовью читал. Природная застенчивость не смогла воспрепятствовать их знакомству. Ведь Киреевский боготворил великого поэта и уже давно приготовился к тому, чтобы выразить переполнявшие его чувства при встрече. А Пушкин, в свою очередь, не мог не выделить из своих поклонников Петра Киреевского, мать которого Авдотья Петровна находилась в близком родстве с В. А. Жуковским, старшим другом и покровителем поэта. Состоявшийся разговор был краток, но он во многом определил дальнейшую судьбу Петра. Поэт рассказал, что ему удалось записать в Михайловском русские народные песни, исполненные красоты и глубины чувства. Поделился планами издания их отдельной книгой. Слова Пушкина произвели большое впечатление на молодого человека. Он и сам уже осознавал отшлифованное веками совершенство народной поэзии, ее первозданность и цельность. Но кто он такой? Один из многих дворянских детей, не нашедших пока своей дороги в жизни. Иное дело - Пушкин. Это имя у всех на устах, и только его авторитет может привлечь внимание публики к старинным песням. Петр Киреевский решил в меру своих сил помогать великому поэту. Требовалось своего рода подвижничество, так как поле, на которое ступил юноша, было давно засеяно и щедро плодоносило, однако обязывало иметь немалые знания для сбор урожая. Планы великого поэта вдохновляли Петра, помогая сохранять надежду на благополучное завершение начатого. Посетив одну деревню, дотошно расспросив ее старожилов о народных песнях, записав их тексты, он отправлялся в другую, расположенную зачастую на значительном расстоянии. Но это не смущало энтузиаста, ощутившего наконец свое подлинное призвание. Его записи увеличивались с каждым днем.

За месяц набиралось столько великолепных песен, что юноша готов был пуститься в пляс при мысли о том, что скоро они попадут в руки Пушкина, умевшего ценить подлинную поэзию лучше других. И там и сям встречал Петр в его произведениях вкрапления из устного народного творчества. Это и задушевные песни, и мудрые в своей краткости пословицы и поговорки. Киреевский живо представлял себе, как обрадуется поэт его записям, как непременно укрепится в мысли о необходимости донести до читателя всю роскошную прелесть старинных строк - настоящий подарок от народа- языкотворца.

Получилось же все совсем не так, как воображал молодой человек. Он не знал многих обстоятельств нелегкой жизни поэта, когда Александру Сергеевичу зачастую было не до песен. Приходилось заботиться о куске хлеба да о том, чтобы расквитаться с долгами. А фольклористика требовала много специальных знаний и кропотливого труда. Пушкин, познакомившись с записями Киреевского, увидел в нем и знатока, и работягу-энтузиаста. Вместо того чтобы забрать у молодого человека записанные им народные песни, поэт без колебаний передал ему свое собрание, значительно пополненное во время поездок в Болдино и под Оренбург. Тем самым поэт как бы благословил Киреевского на дальнейшую скрупулезную работу. Он хорошо понимал, что русская фольклористика стоит лишь в самом начале долгого пути. Пушкин выразился по этому поводу лаконично и ясно: "Дело находится в надежных руках Киреевского".

И не ошибся, оказавшись настоящим провидцем. В Киреевской слободке под Орлом Петр тщательно обдумал состав будущих "песенных" книг. Здесь он многократно перечитывал пушкинское собрание. В нем попадались прекрасные образцы устного творчества нашего народа:

Беседа моя, беседушка,
беседа смирна!
Во той во беседушке
девицы сидят,
Девицы сидят,
речи говорят:
"Лучина-лучинушка,
не ясно горишь,
не ясно горишь,
не вспыхиваешь".
"Али ты, лучинушка,
в печи не была ?"
"Я была в печи
вчерашней ночи.
Лихая свекровушка
воду пролила,
воду пролила,
меня залила".
Пушкин обещал Киреевскому написать предисловие к сборнику народной поэзии, однако намерение осуществить не удалось. В рукописях Пушкина сохранились небольшие замечания о свадебных песнях, в которых он усмотрел "семейственные причины элегического их тона". Но гораздо более важным свидетельством увлечения поэта фольклором является портрет Петра Киреевского, нарисованный им в рукописи поэмы "Полтава". Куда-то вдаль смотрит чуть курносый молодой человек, светлоглазый, темно-русый. Определенно ощущаются в его облике целеустремленность, готовность пройти до конца избранной стезей. Пушкин будто бы предчувствовал, что Киреевскому придется преодолеть немало трудностей.

В 1848 году Петр Киреевский начал публиковать сокровища старинной поэзии. Непростое это дело растянулось на многие годы. Тысячи песен пришли к читателю, открыв ему со всей полнотой мир народных чаяний, упорного труда, религиозных обрядов и веселых празднеств. П. В. Киреевский был признан основателем русской фольклористики, но нельзя забывать, что первый камень в фундамент новой науки заложил наш великий Пушкин, вдохновенный рачитель песенного слова.
ДМИТРИЙ ГАВРИЛЕНКО

Прилетела на перрон галка, вся черная, голова серая. Сказала что-то по-птичьи, блеснула всевидящей бусинкой. Может быть, ей холодно? Перрон белый от инея. Увидела на нем галка замерзшую лужу, на которую только наступил торопливый пешеход. Лед раскололся, а воды не было: за ночь вымерзла. Вывернула галка одну льдинку и попыталась проглотить. Не тут-то было. Велика льдинка. Тогда галка другую взяла, поменьше, и тут же проглотила. Она ей, видать, понравилась; галка стала искать подходящую льдинку. Тут спустилась на перрон еще одна галка. Покосилась на нее, как бы говоря: "Улепетывай отсюда. Я для себя нашла замерзшую воду, а не для тебя". Погрозила другой галке клювом. Та отошла на безопасное расстояние. Наелась галка льдинок беловатых вдосталь. Только отошла - другая тут как тут. Тоже стала проглатывать льдинки.
Вдруг прилетели две вороны, серые, головы черные. Галки испугались и улетели. А ворона взяла клювом большую льдинку и выронила ее на асфальт. Льдинка раскололась на мелкие кусочки. Вороны стали клевать осколки, отливающие серебром.
Дмитрий ГАВРИЛЕНКО

(Первая публикация - "Сто друзей", приложение к "Учительской газете").






Читатели (152) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи