ОБЩЕЛИТ.РУ СТИХИ
Международная русскоязычная литературная сеть: поэзия, проза, критика, литературоведение.
Поиск    автора |   текст
Авторы Все стихи Отзывы на стихи ЛитФорум Аудиокниги Конкурсы поэзии Моя страница Помощь О сайте поэзии
Для зарегистрированных пользователей
логин:
пароль:
тип:
регистрация забыли пароль
 
Литературные анонсы:
Реклама на сайте поэзии:

Регистрация на сайте


Яндекс.Метрика

ВЫБОР.(Позма) По мотивам гл.24 2-ой Книги Царств.Библия.Ветхий Завет.

Автор:
Жанр:
Снова древность седую кромсает,
И в неё комья грязи бросает,
И слюняво, беззубо кусает
Гулливера смешной лилипут.

За стишок идиотский, бездарный
Всё же автору я благодарна:
Он заставил меня нестандартно
На историю эту взглянуть.

Помоги мне, о Б-же, открыто,
Словом друга, не антисемита,
Рассказать о давно позабытом,
С настоящим былое связать,

Как Давид, нестерпимо страдая,
Беспощадно себя осуждая,
Сделал выбор, чтоб, смерть побеждая,
Свой народ не губить, а спасать.


Позади бесконечные войны,
И вздохнул весь Израиль спокойно,
Люди мирно живут и достойно,
И страна хорошеет, цветёт.

Только гложет царя беспокойство,
Человека досадное свойство,
Раздражает, растёт, как короста,
И уснуть по ночам не даёт.

«Слава Б-гу, пока процветаем.
Ну, а что будет дальше, мы знаем?
Я же царь и за всё отвечаю:
За порядок в стране и покой.

Разве дремлют враги на границах?
Нет,мечтают за всё расплатиться,
Чуть расслабимся – мигом сплотиться
И пойти на Израиль войной.

И должны мы всегда быть готовы
Защищать себя снова и снова,
Чтоб врага в этих битвах суровых
Не числом, а умом побеждать.»

(О страна моя! Так ведь бывало:
Ты в войну не готовой вступала
И напрасную кровь проливала.
Нам ли ныне об этом не знать!)


Царь призвал Иоава в покои
И даёт порученье такое:
«Сосчитать населенье мужское,
Как управишься – мне доложить».

Тот сказал было : «Б-г нам поможет,
Если надо – в сто раз нас умножит.»
-«Ты – мой военачальник. И должен
Не перечить царю, а служить».

Вот и весь разговор. Поклонился,
Выполнять порученье пустился,
Успокоив себя: «Царь молился,
Видно, Б-г ему так приказал».

Девять месяцев и три недели
С того дня не прошли – пролетели
Всё исполнив, к царёвой постели
Иоав подошёл и сказал:

« О Давид, царь великий и воин!
Твой народ твоей славы достоин.
Нам война не страшна, будь спокоен.
Миллион триста тысяч! Вот как!

Только дрогнуло сердце Давида.
Улыбнулся с трудом, лишь для вида,
Посмотрев на посланца сердито,
Вдруг сказал: «Всё я сделал не так.»


И когда Иоав удалился,
Царь заплакал и долго молился:
«Святый Б-же! Как я провинился!
Накажи меня! Жизни не рад!»

День прошёл. В ожиданьи томился
Царь Давид. А наутро явился
И с почтеньем царю поклонился
Прозорливец по имени Гад.

Слово «гад» - это не оскорбленье:
Основатель седьмого колена
И помощник отца неизменно
Был седьмой сын у Якова Гад.

Слово «гад» означало «удача».
Как теперь «мазАль тов». Это значит,
Что от горестей Гад не заплачет,
Будет Гад и умён, и богат.

Кто впервые назвал, знать бы точно,
Этим именем «беспозвоночных
Пресмыкающихся»? Как нарочно!
Кто бессовестный тот ренегат?

Но в Израиле не забывают
Это имя.Детей называют.
Словом «гад» здесь людей обзывают
Только те, кто умом небогат.

И сказал царь печально пророку:
«Передай мне решение Б-га.
Пусть наказан я буду жестоко,
Но готов я любое принять»

И ответил пророк: «В назиданье
Три на выбор дано наказанья.
Сделай выбор и без колебанья
Мне скажи, что Творцу передать.

Либо голод в стране твоей будет,
И семь лет будут мучиться люди;
Либо сам ты три месяца будешь
Удирать от жестоких врагов;

Либо мор на три дня овладеет
Всей страной, семя смерти посеет
И ужасные всходы взлелеет.
Выбирай же, к чему ты готов.»


Царь сидел неподвижный, как камень,
И, лицо закрывая руками,
Побелевшими скорбно губами
Что-то долго, беззвучно шептал.

Наконец, головою качая,
Собеседника не замечая,
Сам себе на вопрос отвечая,
Вслух уже не спеша рассуждал:

«Поражений я в битвах не ведал,
Знал в сражениях только победы,
От врага, точно заяц, не бегал.
Но ведь дело-то даже не в том!

Побегу я, спасаясь от битвы –
И войска мои будут разбиты!
Путь свободен, границы открыты
Для врагов. А что будет потом?

Это мне даже страшно представить:
Коль страной будут недруги править,
Станут резать, насиловать, грабить,
Что не смогут разграбить, сожгут.

Ведь не мне одному, а народу
За мой грех расплатиться свободой!
Нет, о Господи! Всё, что угодно,
Но не это! Прости. Не могу".

(О страна! Сколько зла ты видала!
Над телами убитых рыдала
И от войн бесконечных страдала,
Изнывая в неравной борьбе.

ВавилОняне, римляне, греки,
Совершая лихие набеги,
Проливали кровавые реки
И тебя подчиняли себе.)

Царь сказал, помолчавши немного:
"Что ещё мне предложено Б-гом?
Семь лет голода? Эта дорога –
Прямо в ад. Я же знаю, Творец!

Ведь недавно был голод три года.
Сколько мы потеряли народа?
Половину! Стада без приплода.
А семь лет! Это всё: нам – конец.

Знаю я: изнурительный голод –
Для людей – сокрушительный молот,
И народ станет зол и расколот,
(А враги все границы запрут).

И народ, позабыв про Заветы,
Превратится в толпу людоедов,
Люди сами, без вражьих набегов,
Пожирая друг друга, умрут".

(А мне видится:зноем палимы,
В дни осады Иерусалима*
Люди, голодом лютым томимы,
Съели кошек, собак, лошадей,

Ну, а дальше – рассудок теряли
И, что делают, не понимали,
Друг у друга кусок отнимали,
А потом – пожирали детей.)

"Значит, только одно остаётся:
Пусть же мор по стране пронесётся.
Кто погибнет, а кто-то спасётся,
За три дня он же всех не убьёт.

И Всевышний позволит народу
Сохранить дорогую свободу,
Станет крепнуть страна год от года,
Ну, а рана – она заживёт".


Царь сказал Гаду: «Сделал я выбор.
А тебе, Гад, большое спасибо.
Из трёх зол, что несут нам погибель,
Выбрал я наименьшее зло.

Пусть три дня мор народ поражает,
Как приблизится сбор урожая.
Будет много погибших, я знаю.
Но не все. Значит, нам повезло.»

Замолчал и склонился устало.
И пора страшной жатвы настала.
Смерть богатую дань собирала:
Прямо в поле, роняя серпы,

Люди в борозды с воплем валились,
Над погибшими вОроны вИлись,
А живые покорно молились,
В поле - сплошь мертвецы, как снопы.

Наказанья страшней не отыщешь:
Полегло тогда семьдесят тысяч!
Как страданье такое опишешь!
Надо сердце из камня иметь.

Язва страшная неумолимо
Приближалась к Иерусалиму,
Ангел смерти вознёсся незримо
И поднЯл свой карающий меч.


Но не гневался больше Всевышний,
Удержал от жестокости лишней
Руку ангела, жестом привычным
Долгожданную милость даря.

А Давид, о прощеньи не зная,
На страданья людские взирая
И жестоко себя укоряя,
Б-га стал умолять, говоря:

«Милосердный! Услышь мои речи!
Неповинных не надо калечить.
Я же пастырь, они – лишь овечки.
Так за что же страдают они?

Я один поступил беззаконно.
Так лиши меня дома и трона,
Погуби меня, если угодно,
Но людей, но народ – сохрани!»

(А сегодня? Нам что-то не видно,
Чтобы было хоть чуточку стыдно
Тем, чья ныне вина очевидна:
Кто, селения в ад превратив,

Под дежурные сладкие речи
Гнал людей из домов, как овечек,
Души, судьбы людские калеча,
И стонал, и горел Гуш-Катиф!

Кто талдычил , как жвачки жеванье,
Слово хитрое «размежеванье»,
А фактически – просто изгнанье, -
Разорённым в глаза не глядят,

Пробубнят с виноватой улыбкой:
«Это, знаете, было ошибкой».
Видно, совесть их мучит не шибко:
Все в начальничьих креслах сидят.)


И пришёл в этот день Гад к Давиду
И сказал: «Сердце Б-жье открыто
Для добра, и не смотрит сердито,
И тебя Он в душе уж простил.

Есть зажиточный некий крестьянин.
Имя – Орна Иевусеянин.
Над гумном его,как изваянье,
Ангел смерти свой меч опустил.

Надо жертвенник Б-гу поставить
На гумне том. И жертвой прославить
Милость Б-жью. И будешь ты править,
Как и прежде. Но чур – не грешить.

Царь исполнил веление Б-га.
Орна встретил его у порога
И спросил, удивлённый немного:
«Чем, о царь, раб твой может служить?»

Царь ответил: «Чтоб Б-га прославить,
Надо жертвенник новый поставить
Здесь, где ангела смерти заставил
Он карающий меч опустить.

Ведь народ погибать продолжает,
Язва тысячи вновь поражает.
Чтобы мор прекратился, я знаю:
Должен я эту землю купить.»

- «Царь! За что ты меня обижаешь?
Я не беден, и ты это знаешь.
Пожалею для Б-га гумна я?
О деньгах ли теперь говорить!

Если язва страну нашу гложет,
И хоть что-то спасенью поможет,
Всё, что надо для жертвы, я должен
Не продать тебе, а подарить.

Так бери же гумно и впридачу
Забирай заодно без отдачи
И волов, и телеги, чтоб нАчал
К всесожженью готовить алтарь.»

- «Нет, Всевышний такое отринет,
Он бесплатную жертву не примет:
Я вновен, не ты. Не дари мне
Ничего», - так ответствовал царь.

Протянул, приподняв без усилий
Кошелёк тяжеленный, красивый:
«Здесь полсотни серебряных сиклей.
Наживёшь ещё много добра.»

И алтарь на том месте поставил,
И псалмами Всевышнего славил,
И на землю, которою правил,
Вновь пришла процветанья пора.


С той поры пролетели столетья,
Были радости и лихолетья,
Был в изгнаньи(два тысячелетья!),
Вновь обрёл свою землю народ.

А Давид – наша гордость. ЭЛИТА!**
И на флаге страны – «Щит Давида»,***
И Машиах**** из рода Давида
Час настанет(мы верим) – придёт!

Примечания:

*Осада Иерусалима римлянами в 70-м году н.э.

**Некий автор слюной ядовитой
Беспардонно плюёт на элиту:
Дескать, чем она так знаменита?
Без неё бы страна прожила.

А элита - (у мудрых спросили б!)
Это слава народа и сила.
Коль её не сгубили б в России,
Как бы нынче Россия цвела!
*** «Щит Давида»( «Маген Давид») – один из символов гос-ва Израиль: шестиконечная звезда(гексаграмма).
****МашИах(МессИя) – Спаситель.





Читатели (353) Добавить отзыв
 
Современная литература - стихи